Казус Попова

Пресс-конференция Василия Попова навеяла на журналиста «Республики» воспоминания о заявлениях 15-летней давности и о героях романа «12 стульев».

Почти по Ильфу и Петрову.

«Попов должен быть арестован. Это исходный постулат, на котором, как утверждают сторонники Василия Анатольевича, настаивают в правительстве Карелии… После пресс-конференции я спросил у Василия Попова: будет ли он арестован? «Я не исключаю этого», — ответил он».

Если кто-то из читателей решил, что эти строки – о состоявшейся на днях пресс-конференции лидера местных «яблочников» Василия Попова, то он промахнулся лет этак на пятнадцать. Ибо заметка, содержавшая этот пассаж, была опубликована в далеком 1999 году.

Возможно, мы ошибаемся, но, кажется, что за долгие годы Василий Анатольевич уже давно должен был бы обзавестись замечательной допровской корзинкой – как у героя Ильфа и Петрова, председателя биржевого комитета Кислярского.

«Сделанная по особому заказу, она была вполне универсальна. В  развернутом виде она представляла кровать, в  полуразвернутом — столик; кроме того, она заменяла шкаф: в ней были полочки, крючки и ящики».

«12 стульев»

Согласитесь, незаменимая вещь для человека, рассуждающего: «Должен же я когда-нибудь сесть». Именно к этой мысли, на наш взгляд, сводится значительная часть публичных выступлений петрозаводского предпринимателя. Сесть Василий Анатольевич, по-видимому, «готовился» и полтора десятилетия назад после разных интересных инициатив по приватизации в Олонецком районе. И после 2003-го, когда его лишили депутатского мандата из-за подкупа избирателей. А в 2009-м вообще «чуть было не было» — когда суд приговорил-таки бизнесмена за вымогательство на семь лет лишения свободы. Правда, наказание дали условно.

Шли годы. В городе П. и окрестностях между тем создавались и разваливались «союзы «мечей и орал»… Конторы «Рога и копыта» выигрывали муниципальные конкурсы, аукционы. И оказывались владельцами «особнячков», где до исторического материализма, то есть при старом режиме, помещались какие-нибудь собесы, комбинаты питания, спортобщества, сберкассы, кинотеатры и прочие ненужные и скучные учреждения. На месте одних потом возникало что-нибудь веселое и радующее глаз вроде вырытого котлована или покосившегося забора. На месте других цвели одесские бубличные артели «Московские баранки», чайно-сахарные лабазы и прочие «Быстроупаки». Весенние, а также летние и осенние вечера были упоительны, грязь под луною сверкала, как антрацит…

Так, стоп, хватит ильфопетровской лирики. Вернемся лучше к судьбе допровской корзинки. В последнее время она пошла нарасхват. В минувшем году, кроме Василия Попова, публично и мужественно готовилась сесть, если память не изменяет, его супруга, депутат ЗС РК Анастасия Кравчук. А также его сестра Светлана Чечиль вместе со своей бывшей подчиненной Евгенией Сухоруковой, экс-директор муниципального учреждения  Ольга Залецкая… Действительно, все вышеупомянутые дамы фигурируют в громких уголовных делах. Но до сих пор если где и сидят, то в родном парламентском кресле или в Петросовете… Из всего «женсовета» Попова только Сухорукова совмещает сидение в мэрском кабинете с посещением зала суда в качестве обвиняемой.

И вот пока они сидят и ждут, случается нечто неожиданное и обескураживающее. За решеткой оказываются немного другие люди. Сначала председатель Петросовета Олег Фокин, а затем… Многолетний деловой партнер Василия Анатольевича, олигарх Девлетхан Алиханов. Собственной персоной. Василий Анатольевич остается один на один с этим неприятным сюрпризом. И, разумеется, срочно вновь вытаскивает потертую допровскую корзинку. И дает двухчасовую пресс-конференцию, резюмировать которую можно одной известной комедийной фразой: «На его месте должен был быть я!».

Василий Анатольевич, на наш взгляд, очень старался. Ошарашил журналистов мнением, что «политика – это, по большей части, психиатрия». Поведал о некоем таинственном «президиуме» из силовиков и лично Худилайнена, который «собирается еженедельно», чтобы ущучить его, Василия Анатольевича. И что олигарха Алиханова чуть ли именно не с этой целью и арестовали. Но, судя по тому, что «главный объект» ущучивания все еще на свободе, что-то не ладится. То ли у злокозненного ареопага, то ли у Василия  Анатольевича с фантазией.  А бизнесмен между тем хочет заниматься йогой. Учить иностранные языки. Читать и высыпаться. Если его посадят.

«Только в камере, переменив белье и растянувшись на допровской корзинке, председатель биржевого комитета почувствовал себя легко и спокойно».

«12 стульев»

Но может получиться и наоборот. Правоохранители будут себе заниматься расследованием уголовных дел Фокина и Алиханова… А для Василия Анатольевича – «все, кина не будет, электричество кончилось». И пожухшие лавры навальных что-то тоже в дефиците. В общем, не до вас, гражданин, сейчас….Что-то подсказывает, что так вполне может произойти. И тогда Василию Анатольевичу станет совсем скучно и грустно наедине с замечательной допровской корзинкой.