Карельские бойцы «лесного фронта»

В День партизан и подпольщиков, 29 июня, «Республика» решила перелистать свой бесценный архив исторических материалов. Вспоминаем разговор с историком Сергеем Веригиным о партизанском движении в Карелии. Вокруг этой темы военной истории нашего края споры не утихают до сих пор.

В День партизан и подпольщиков, 29 июня, «Республика» решила перелистать свой бесценный архив исторических материалов. Вспоминаем разговор с историком Сергеем Веригиным о партизанском движении в Карелии. Вокруг этой темы военной истории нашего края споры не утихают до сих пор.

— Сергей Геннадьевич, история партизанского движения Карелии 1941 — 1944 гг. продолжает оставаться и в наши дни спорной темой для исследователей России, Карелии и Финляндии. Это видно и по тем работам, которые есть на эту тему, чувствуется и во время общения с историками, исследователями, и даже в обывательских разговорах. Справедливое ощущение?

— Да, это так. Тема партизанского движения сейчас изучена достаточно глубоко историками России и Финляндии, но в то же время по-прежнему присутствует некое разделение: в России — своя правда, в Финляндии — своя. Для нас наши партизаны — герои, для них — палачи. В Финляндии основной упор исследователи по-прежнему делают на изучение действий советских партизан на территории Финляндии против гражданского населения. Для этого даже создана специальная общественная организация под председательством финской писательницы Тююне Мартикайнен «Гражданское население — ветераны войны-продолжения». В 1999 году в Хельсинки вышла книга Вейкко Эрккиля «Замалчиваемая война. Нападения советских партизан на финские деревни» о 147 мирных финских жителях, убитых карельскими партизанами. Эрккиля в ней утверждает, что действия партизан были следствием страха не выполнить задание, а советская власть таким образом пыталась запугать Финляндию и заставить ее выйти из союза с фашистской Германией. В 2011 г. крупнейшее финское издательство Otava выпустило новую книгу этого автора — «Последнее утро. Замолчанные следы советских партизан». В ней Вейкко Эрккиля продолжает прежнюю тему, рассказывает о трагедии небольших приграничных поселений в Лапландии, которые подверглись нападениям советских партизанских отрядов в 1941 — 1944 гг. По словам автора, он впервые узнал о жестоких нападениях советских партизан на приграничные финские деревни еще в 70-е гг. прошлого столетия, но тогда об этой трагической странице советско-финляндской истории предпочитали не говорить ни в СССР, ни в Финляндии. По его мнению, за годы войны от рук советских партизан погибло около 200 мирных жителей Финляндии.

Поход партизанского отряда «Вперед» в тыл врага

Поход партизанского отряда «Вперед» в тыл врага. Фото: rkna.ru

У нас вышла книга «Бригада. История 1-й партизанской бригады Карельского фронта» карельских исследователей Г.В. Чумакова и А.Н. Ремизова. В ходе исследовательской работы им удалось доказать, что в первый год войны партизаны старались не вступать в контакты с местным финским населением из соображений конспирации в глубоком тылу противника. А заходы в населенные пункты были обусловлены необходимостью пополнить продовольственный запас, в связи с чем, естественно, возникали конфликтные ситуации с местным населением. Многие жители приграничной полосы Финляндии были вооружены, что автоматически делало их в глазах партизан уже не безоружными мирными жителями, а врагами, к которым отношение советских людей под воздействием в том числе и пропаганды было бескомпромиссным. В 1941 — 1943 годах большие потери в боях привели к нехватке личного состава. Ряды партизанских отрядов Карельского фронта пополнили люди из тюрем и лагерей. Конечно, не все они были преступниками, но это была своего рода «штрафная рота», которая давала возможность искупить свою вину любой ценой. Значительную часть партизанских отрядов составляли финны и саамы, жившие в СССР. Еще со времени гражданской войны в Финляндии непримиримое отношение друг к другу между «красными» и «белыми», очевидно, и становилось причиной жестоких расправ этих партизан над своими же соплеменниками по ту сторону границы. Уничтожать мирное население партизаны начали после того, как финские граждане начали сообщать о них военным властям, принимавшим меры по их уничтожению.

Минирование лыжни бойцами отряда «Красный партизан»

Минирование лыжни бойцами отряда «Красный партизан». Фото: rkna.ru

В наши дни и в России, и в Финляндии скорбят обо всех жертвах войны, понимая, что война — страшная трагедия для всех ее участников. Но некоторые общественные и политические деятели Финляндии до сих пор считают, что действия советских партизан в Финляндии могут рассматриваться как военные преступления, подпадающие под положения Гаагской конвенции и не имеющие срока давности. Они даже обращались в МИД и прокуратуру Финляндии с требованием расследовать деятельность советских партизан. Боль финских людей понятна в России — в нашей стране в годы войны погибли не десятки, как в Финляндии, а миллионы мирных граждан. Но вопрос о виновности советских партизан как военных преступников не может ставиться в принципе. В международном праве на этот счет уже дан четкий ответ: преступниками Второй мировой войны, совершившими в те годы преступления, являются фашистская Германия и ее союзники, в том числе Финляндия.

— Из воспоминаний партизан Карелии видно, что многие из них отказывались выполнять приказы по уничтожению беззащитных мирных граждан, даже подвергая при этом свои жизни опасности и рискуя попасть под военный трибунал. Все так?

— И такие случае были не редкими. В самом начале войны в 1941 году бойцы партизанского отряда «Вперед» отказались уничтожить машины с ранеными фашистами именно по причине нежелания нарушать международное право.

В книге К.В. Гнетнева «Тайны лесной войны» есть воспоминания пулеметчика партизанского отряда, командира отделения комиссара Д.С. Александрова о том, как в глубоком финском тылу отряд зашел на финский хутор для пополнения продовольствия. Уходя, командование отряда стало решать, что делать с мирными жителями, которых опасно было оставлять в живых. Командир отряда К.В. Бондюк приказал расстрелять, но Александров отказался. Тогда заместители Бондюка комиссар отряда В.И. Поташев и заместитель командира по разведке Н.М. Щербаков потребовали от командира расстрелять Александрова за невыполнение приказа. Но Бондюк отложил решение по Александрову до совещания комсостава партизанских отрядов Карельского фронта. Однако на нем с Александрова были сняты все обвинения.

— А что с жителями того хутора? Они остались живы?

— В данном случае да. Но так было далеко не всегда. Столкновение партизан с финским населением приводило и к трагическим результатам. Такова суровая правда войны.

Список партизанских отрядов и места их дислокации

Список партизанских отрядов и места их дислокации. Фото: rkna.ru

— Формирование партизанских отрядов в Карелии началось, как и во всей стране, в 1941 году?

— 18 июля 1941 г. было подписано постановление ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск». Врагам и их пособникам предписывалось создать «невыносимые условия» силами партизанских отрядов и диверсионных групп для взрывов мостов, железных дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов и обозов. Фактически это и было начало партизанского движения в Карелии, как и во всех других регионах СССР. Хотя, надо отметить, что в отличие от легендарных партизанских движений в Белорусской ССР, Украинской ССР, Орловской, Смоленской, Ленинградской, Калининградской и Брянской областях РСФСР карельское партизанское движение было немного другим. В первую очередь это было связано с климатическими условиями и тем, что мирного населения, которое могло бы здесь оказывать большую помощь партизанам, в Карелии было мало. Значительная часть людей находилась в концлагерях или местах принудительного содержания. Оставшиеся на воле изможденные голодом и войной старики, женщины и дети не годились для активной партизанской работы. Хотя многие из них все равно, рискуя жизнью, самоотверженно помогали партизанам.

Схема структуры I партизанской бригады к началу марта 1942 г.

Схема структуры I партизанской бригады к началу марта 1942 г. Фото: rkna.ru

Первые партизанские отряды в Карелии появились в июле 1941 года. В числе первых командиров и комиссаров партизанских отрядов были 11 секретарей райкомов и горкомов партии и 16 руководящих работников республики. Основные базы партизанских отрядов находились в тылу советских войск на неоккупированной территории Карелии. Их деятельность носила характер периодических выходов в тыл противника сроком на 15 — 20 дней. Белые ночи, бездорожье, дожди, болота усложняли выполнение операций. Плюс отрядам численностью, как правило, до 100 человек приходилось дважды пересекать линию фронта, преодолевая расстояния от 300 до 500 км. Кстати, это еще одна особенность карельского партизанского движения — в Карелии оказалось невозможным использование крупных партизанских формирований. Трагичным примером этому был рейд бригады Григорьева. Летом 1942 года эта бригада в составе 6 отрядов (пудожской оперативной группы — «Боевые друзья», «За Родину», им. Тойво Антикайнена, «Буревестник», им. Чапаева и одного отряда ребольской оперативной группы «Мстители»), а также минометной роты, пулеметного и разведывательного взводов общей численностью 648 человек провела рейд в глубокий тыл врага. Сразу скажу, что партизанам были поставлены заведомо невыполнимые задачи: огромный отряд должен был незамеченным подойти к поросозерскому финскому штабу, захватить пленных и документы, уничтожить склады и людей, сроком на 20 дней нарушить коммуникации противника, перекрыть железную дорогу, шоссейные дороги, уничтожить финский штаб в Кондопоге, военные учреждения противника и людей, захватить пленных и документы, на 12 дней перекрыть по тому направлению опять же дороги и нарушить коммуникации. При этом реальные условия были для поставленных задач несоответствующими. Одна говорящая деталь — этот поход сами партизаны назвали «голодным»… Поход продолжался 57 дней. По лесам и болотам прошли почти 700 км. По пути бригада 26 раз вступала в бой с финнами. В результате потери финской стороны составили почти 750 солдат и офицеров, а также техника, но и потери бригады были огромны.

Приказ командира I партизанской бригады ст. лейтенанта И. А. Григорьева командиру разведгруппы

Приказ командира I партизанской бригады ст. лейтенанта И. А. Григорьева командиру разведгруппы. Фото: rkna.ru

Я думаю, что подробности этого героического и трагического похода известны тем, кто интересуется этой темой и знаком с романом-хроникой Д.Я. Гусарова «За чертой милосердия». Во всяком случае, рекомендую прочесть ее всем интересующимся. Причины проведения такой масштабной партизанской операции в абсолютно неподходящих условиях до сих пор так и не названы.

Но главные проблемы карельского партизанского движения, конечно же, были в его малочисленности в сравнении с другими регионами СССР и том, что партизан часто использовали не по назначению. Например, на первоначальном этапе войны их привлекали к проведению боевых операций по обороне Петрозаводска и Медвежьегорска. По причине стабильности линии фронта противник успевал оттянуть с переднего края обороны значительные силы, укреплял старые и создавал новые гарнизоны. Все это значительно усложняло проход партизан в тыл противника.

— Организацией партизанского движения занимался НКВД?

— Да, в начале войны организация партизанского движения была возложена на органы НКВД. Для руководства разведывательно-диверсионными группами НКВД и партизанскими отрядами 5 июля 1941 года была организована Особая группа при наркоме НКВД во главе со старшим майором госбезопасности Павлом Анатольевичем Судоплатовым.

Павел Судоплатов

Павел Судоплатов. Фото: rkna.ru

3 октября 1941 года Особая группа была преобразована во 2-й отдел НКВД, который 18 января 1942 года был преобразован в 4-е управление НКВД, занимавшееся разведкой, террором и диверсиями в тылу противника. В составе территориальных органов НКВД были созданы 4-е отделы, которые занимались аналогичной деятельностью на местах. В Карелии 4-й отдел НКВД республики возглавил бывший начальник войск Калининского погранокруга комбриг Сергей Яковлевич Вершинин.

Комбриг Сергей Вершинин

Комбриг Сергей Вершинин. Фото: rkna.ru

В Карелии в руководство создаваемых партизанских отрядов кадровые сотрудники НКГБ-НКВД включались в обязательном порядке. Они назначались на должности помощников командиров по разведке, командиров отряда. Например, командиром отряда «Боевой клич» был назначен ст. оперуполномоченный КРО НКВД КФССР М.В. Медведев. Помощниками командиров отрядов были сотрудники НКВД А.Е. Богданов, Н.Н. Богданов, В.Е. Абоимов, В.Г. Юриков, Л.Г. Степанов, П.Г. Ларин, В.И. Абрамов, А.Н. Совалков.

В мае 1942 года партизанское движение Советского Союза получило собственный Центральный штаб, который подчинялся непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования. Но и в дальнейшем именно чекисты занимались подбором кадров для партизанских отрядов, обеспечением их оружием и снаряжением, организацией связи и тайных баз с продовольствием и боеприпасами на оккупированной территории, конечно же, также принимали участие в организации разведывательных и контрразведывательных мероприятий.

— Есть разные цифры по числу партизан в Карелии. Сколько же их всего было здесь в годы Второй мировой войны?

— В июле 1941 года было сформировано 13 отрядов. К 1944 году их было уже 19. В июле 1941 года в партизанском движении участвовал 1471 человек, в основном из числа местного населения. Позже, с учетом больших потерь в боях 1941 года, а также ухода большого количества партизан в ряды Красной армии, их число пополнялось. Всего в 1942 — 1944 годах сражаться в лесах Карелии прибыло 2366 бойцов (533 — из Архангельской области, 292 — из Мурманской, 234 — из Ленинградской, 120 — из Вологодской области). Пополнение прибывало и из Свердловской, Ярославской, Иркутской областей, Красноярского края, Коми АССР, г. Ташкента. В 1944 году в партизанских отрядах Карелии насчитывалось 1700 человек.

Бойцы партизанского отряда «Вперед» после выполнения боевого задания

Бойцы партизанского отряда «Вперед» после выполнения боевого задания. Фото: rkna.ru

— Вы сказали, что ряды пополнялись и заключенными. Какой это был процент, были ли эти люди политическими заключенными?

— Партизанские ряды пополнялись бывшими заключенными исправительно-трудовых лагерей, срок которых подходил к концу. В марте 1943 года из исправительно-трудовых колоний НКВД в штаб партизанского движения Карельского фронта прибыло 175 человек (66 — из Архангельского ИТК, 55 — из Каргопольского, 12 — из Яринлага, 5 — из Севдвинлага и т. д. ). 77 из них были осуждены за бытовые преступления, 66 — за должностные, остальные — за уголовные. Надо отметить, что военная контрразведка тогда констатировала факт, цитирую: «…значительной засоренности личного состава партизанских отрядов различным неблагонадежным элементом». Проблемой было и то, что люди поступали из других регионов, не умели ходить на лыжах, были не знакомы с местными условиями, не могли ориентироваться на местности и т. д.

— На ваш взгляд, Сергей Геннадьевич, Вейкко Эрккиля мог быть прав в том, что партизаны действовали в Карелии из-за страха расстрела? Хотя бы какая-то их часть? Известны какие-то подобные факты?

— Вы знаете, я таких фактов не встречал. Абсолютно большая часть карельских партизан честно выполняла свой долг перед Родиной. Кстати, в рядах партизан практически не было предательства. Можно отметить лишь несколько случаев перехода партизан на сторону врага. Но сами партизаны крайне негативно относились к этим фактам и своими силами старались пресечь любые случаи предательства.

Бойцы партизанского отряда «Вперед» изучают устройство нового миномета

Бойцы партизанского отряда «Вперед» изучают устройство нового миномета. Фото: rkna.ru

— Школа партизан была в Сегеже?

— В Сегеже был размещен учебный пункт, созданный в соответствии с постановлением ГКО от 30 мая 1942 года, и действовал он до конца военных действий в Карелии в 1944 году. А партизанская школа изначально была создана летом 1941 года. В первый же год в нее было набрано 75 курсантов, 72 из них были финнами и карелами. Но в декабре того же года школу перепрофилировали и начали на ее базе готовить партийно-советских и хозяйственных работников. Связано это было с передачей руководства боевой партизанской деятельностью НКВД. По новой учебной программе основное время отводилось на изучение краткого курса ВКП(б) — 300 часов, а на военную и специальную подготовку только 180. И тем не менее некоторые выпускники этой школы все же направлялись на подпольную работу.

— А чему обучали в Сегеже будущих партизан и скольких выпустили?

— Изначально готовили командиров, начальников штабов партизанских отрядов и инструкторов — руководителей диверсионных групп. Потом стали готовить подрывников, так как в них была наибольшая потребность, а также командиров взводов и отделений и даже рядовых бойцов. 31 августа 1942 г. в учебный пункт прибыла первая группа партизан из Архангельска — 106 человек. 3 — 6 сентября прибыли еще 99 из Вологды, 47 из Свердловска, 40 из Иркутска, 46 из Красноярского края и 104 из Коми АССР. В общей сложности 469 человек, хотя изначально пункт был рассчитан на 100. Учились по разным направлениям от 21 до 28 учебных дней, каждый из которых длился по 10 часов. Несмотря на проблемы с продовольствием и недостаточностью опыта у преподавательского состава, есть свидетельства о том, что курсанты учились с энтузиазмом и не жаловались на плохие бытовые условия. Только 13 человек были отчислены. Самый крупный выпуск школы был в октябре 1942 года — 30 командиров взводов, 72 командира отделения, 32 инструктора-подрывника, 30 сандружинниц, 294 рядовых бойца.

В штабе партизанского движения Карельского фронта

В штабе партизанского движения Карельского фронта. Фото: rkna.ru

А чему учили? Технике бесшумного захвата, допроса, обыска, конвоирования вражеских военнослужащих, искусству маскировки, умению вести наблюдение и ориентироваться на местности, ходить на лыжах. Эти учебные курсы были востребованы. За время своей работы школа подготовила свыше 2000 бойцов по различным военным специальностям, а также обучала партизан и из других регионов СССР. Еще в апреле — мае 1944 года в школе проходили инструктивные сборы. И только в октябре 1944 года школу расформировали вместе со штабом партизанского движения при Военном Совете Карельского фронта, располагавшимся в Беломорске.

А. А. Евгеньев, политрук 2-го взвода партизанского отряда «Боевой клич»

А. А. Евгеньев, политрук 2-го взвода партизанского отряда «Боевой клич». Фото: rkna.ru

— Военная контрразведка тех лет высказывала недовольство работой этого штаба, отмечая, что он занимается лишь радиоперехватами. Претензии были обоснованными?

— Думаю, что да. По-моему, штаб не в полной мере отработал отведенную ему роль — органа управления партизанским движением Карельского фронта. Существенная особенность штаба партизанского движения при Военном Совете Карельского фронта состояла в его территориальной отдаленности от партизанских отрядов. Военная контрразведка отмечала слабую оперативность штаба, его оторванность от непосредственных задач фронта. Все руководство боевыми действиями отрядов со стороны штаба действительно заключалось в основном в сборе сведений по радио. Сам штаб непосредственно руководил лишь несколькими отрядами. В результате иногда отряды были предоставлены сами себе. Из-за этого случались такие ситуации, воспоминания о которых можно найти опять же в книге «Тайны лесной войны». Когда партизанский отряд «Вперед» чуть было не атаковал своих же — находящийся на привале отряд армейской разведки.

Бойцы партизанского отряда «Вперед» в тылу врага (переход кимасозерского тракта)

Бойцы партизанского отряда «Вперед» в тылу врага (переход Кимасозерского тракта). Фото: rkna.ru

Или, например, 26 августа 1944 года штаб партизанского движения Карельского фронта дал приказ командиру партизанского полка майору Юдину выйти в тыл противника с составе отрядов «Боевой клич», «Ленинградец» и «Мстители». Данных об обстановке партизанам в штабе не дали, так как не имели, и не согласовали рейд с командованием Красной армии. 31 августа полк достиг намеченного места в 6 км от передовой линии обороны 32-й отдельной лыжной бригады, командование которой приняло полк за противника и отдало приказ окружить и уничтожить его. По данному факту управление контрразведки СМЕРШ Карельского фронта докладывало в Москву Абакумову.

— Партизаны не пострадали?

— В данном случае нет. Но такая несогласованность в действиях партизанских отрядов, армейских подразделений, военной контрразведки могла привести и к трагическим последствиям.

Бойцы партизанского отряда эвакуируют раненого партизана

Бойцы партизанского отряда эвакуируют раненого партизана. Фото: rkna.ru

— Сергей Геннадьевич, еще в начале войны штаб партизанского движения на основании показаний пленного финского капрала докладывал о том, что финское военное командование создало специальные части, именуемые контрпартизанскими. Из кого они формировались и каковы были результаты их деятельности?

— Действительно, 2-й отдел ЦШПД в справке «Агентурная обстановка на временно оккупированной территории Карело-Финской ССР на 1 августа 1942 года» сообщил, что, по данным капрала Коснинена, финскими военными властями создана контрпартизанская рота под руководством капитана Туомала, дислоцирующаяся в районе Ренкюля (60 человек), Кестеньги (30 человек), Вуоникса (30 человек). Всего же в роте было 170 пограничников и кадровых солдат из числа шюцкора, вооруженных автоматами и винтовками, имеющих 2 бронемашины. Задача роты — охрана дорог и населения, а также борьба с партизанами. Также в справке были указаны более крупные спецчасти в Шелтозерском, Прионежском, Кондопожском и Заонежском районах. Были приведены и другие данные. Но я хочу отметить, что эти сведения не подтверждаются данными финляндских военных и государственных архивов. Финляндские исследователи партизанского движения тоже не пишут об этом. Только в работе Сеппо Суденниеми «Тайная война» отмечается, что на севере Финляндии в районе Салла-Савукоски в тылу германских войск действовал финский особый отряд «Сау», который занимался преследованием советских партизан. На мой взгляд, скорее всего, финские части в каждом конкретном случае создавали из своих сил спецподразделения для преследования советских партизан.

Переправа бойцов партизанского отряда «Вперед» через реку Чирко-Кемь в 40 км от линии фронта

Переправа бойцов партизанского отряда «Вперед» через реку Чирко-Кемь в 40 км от линии фронта. Фото: rkna.ru

— Задам еще один спорный для историков вопрос. Каковы результаты действий карельских партизан, какова эффективность этого движения в Карелии в годы Второй мировой войны?

— Надо признать, что не всегда действия наших партизан были эффективны. Многие задачи так и не были выполнены, в организации самого партизанского движения были недоработки и просчеты, о которых я уже говорил. По данным военной контрразведки того периода, партизанский отряд «Вперед» в 1943 году не имел успешных результатов. В начале 1944 года отряды «Большевик Заполярья» и «Красный Мурман» совершили только три выхода в тыл противника, отряды «Красный онежец» и «Железняк» — четыре, не уничтожив при этом ни одного солдата противника и не выполнив ни одного боевого задания. Тогда же ни одного задания не выполнил отряд «Красный партизан». «Ленинградец» за три месяца 1944 года не сделал ни одного выхода в тыл противника. В июле — начале августа 1944 года все 19 партизанских отрядов проводили операции в тылу противника, но успехи были незначительные. В одном из отчетов сотрудников 4-го отдела НКВД 1941 года я встречал оценку деятельности партизан как «простое путешествие по лесам и болотам», а также присутствовали обвинения в том, что большую часть времени партизаны находятся в своем тылу на отдыхе или подготовке к заданию.

Заместитель командира отряда «Красный партизан» А.А. Коросов уточняет задание

Заместитель командира отряда «Красный партизан» А.А. Коросов уточняет задание. Фото: rkna.ru

Но мне сложно согласиться с такой оценкой, которую давал в том числе и СМЕРШ. Я соглашусь с исследователем Константином Гнетневым, который в своей книге «Тайны лесной войны» пишет о том, что у партизанского отряда «Вперед» в 1943 году была блестящая операция по разгрому финского гарнизона в Мергубе и уничтожение стратегически важного моста через реку Чирка-Кемь в Андроновой Губе. Эта операция в ночь с 10 на 11 марта 1943 года действительно была блестящей и неожиданной для противника. Командовал походом Бондюк. Командование финских войск долго искало способ возмездия за нее и нашло в виде массированной бомбардировки 20 августа этого же года села Лехта, где базировались отряды Ребольского направления. Предупреждения финнов о том, что «за Мергубу вам прощения не будет», финская разведка в листовках, нацепленных на кусты у дорог, приносила в окрестности партизанской Лехты задолго до бомбардировки.

Командный состав партизанского отряда им. Т. Антикайнена

Командный состав партизанского отряда им. Т. Антикайнена. Фото: rkna.ru

Но вопрос даже больше не в таких конкретных примерах. Споры по поводу эффективности партизанского движения Карелии до сих пор не стихают в большей степени из-за цифр финских потерь, представленных в отчетах Карельского штаба партизанского движения в Москву. Сами же бывшие партизаны чаще всего говорят, что на самом деле учет убитым не велся. Вот высказывание одного из партизан отряда «Красный онежец» М.И. Захарова: «Бой — это вообще особое состояние. В бою не чувствуешь, как течет время, там многое не так. И уж, конечно, никто не считает: убил — не убил. Товарищи рядом, сам цел, и слава богу! В каждом донесении наши командиры докладывали в штаб: уничтожено столько-то солдат и офицеров противника. С точностью до человека. Но кто, где и когда считал? И как это можно сделать реально? В лесу, на болоте во время, когда и отряд, и противник постоянно движутся? Ответ: никто, нигде и никак».

И. А. Григорьев, командир I партизанской бригады

И. А. Григорьев, командир I партизанской бригады. Фото: rkna.ru

Проводя сравнение всех приведенных потерь, я могу сказать, что некоторые цифры явно завышены как с советской стороны, так и с финской. Так, например, финское командование в одном из отчетов, составленном в ноябре 1942 года, оценило потери партизанской бригады Григорьева в летнем походе 1942 года в 588 убитых и 24 попавших в плен. Однако согласно советским документам в поход бригада вышла в составе 648 человек, в тыл вернулось 178.

Одно можно сказать совершенно точно: за три года партизанской войны в Карелии каждый второй партизан погиб, умер от истощения или ран, пропал без вести в лесах и болотах, надорвал здоровье непосильными нагрузками и был отчислен из строя. И связано это было в большей степени с просчетами и ошибками командования. Конечно, масштаб карельского партизанского движения сложно сравнить с деятельностью партизан в Белоруссии, на Брянщине, Смоленщине и в других регионах, но не признавать его вклада нельзя. По данным штаба партизанского движения Карельского фронта, за три года войны партизаны осуществили более 1000 операций, уничтожили более 15 тысяч вражеских солдат и офицеров, разгромили 53 гарнизона противника, организовали крушение 31 военного эшелона, взорвали 151 мост, 314 автомашин, 78 складов и т. д. Фактически они выиграли «лесную войну», будучи гораздо хуже экипированными, чем противник, голодными, бесправными в большинстве случаев перед своим руководством.

Г. А. Калашников, командир партизанского отряда «Большевик», награждает бойца отряда.

Г.А. Калашников, командир партизанского отряда «Большевик», награждает бойца отряда. Фото: rkna.ru

За боевые заслуги 1739 партизан были награждены орденами и медалями, а подпольщицам Марии Мелентьевой и Анне Лисицыной присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

8 октября 1944 года в освобожденном Петрозаводске состоялся парад карельских партизан. Это был парад настоящих героев.

Командиры и комиссары партизанских отрядов Карелии

Командиры и комиссары партизанских отрядов Карелии. Фото: rkna.ru

Сергей Геннадьевич Веригин — доктор исторических наук, доцент и заведующий кафедрой отечественной истории ПетрГУ, автор большого количества научных работ и книг по теме Второй мировой войны, специалист по теме советско-финляндских отношений и истории спецслужб России.

Текст: Екатерина Лексунова