Гроза над Свирью

2014 год — год 70-летия освобождения Карелии от немецко-финских захватчиков. В июне-сентябре 1944 г. войска Карельского фронта, проведя несколько наступательных операций и разгромив противостоявшие им части противника, очистили территорию республики от оккупантов. О событиях тех дней — героических, а порой и драматических — написано много. Однако масштабы всего происходившего таковы, что всегда остаётся нечто заслуживающее отдельного внимания.

(самая длительная артподготовка в истории Великой Отечественной)

2014 год — год 70-летия освобождения Карелии от немецко-финских захватчиков. В июне-сентябре 1944 г. войска Карельского фронта, проведя несколько наступательных операций и разгромив противостоявшие им части противника, очистили территорию республики от оккупантов. О событиях тех дней — героических, а порой и драматических — написано много. Однако масштабы всего происходившего таковы, что всегда остаётся нечто заслуживающее отдельного внимания.

В мае 1944 г. на фронте в Карелии царило давно уже ставшее привычным затишье. Понятно, что было оно относительным. Но в сравнении со всем, что происходило в это же время на других участках Восточного фронта, сражения фронта Карельского, казалось, не выходят за рамки того, что в оперативных сводках именуется «боями местного значения». Тысячи людей жили ожиданием чего-то важного, пока, наконец, 21 июня над рекой Свирь не раздался гром артиллерийских залпов, возвестивший о начале наступления войск Карельского фронта.

Сегодня, когда речь заходит о боях лета 1944 г. в Карелии, мало кто вспоминает, что еще 1 июня о том, когда и где будут происходить главные события, знали лишь несколько человек. Всю весну фронт готовился наступать, но операции эти с ведома Ставки Верховного Главнокомандования планировались на Севере — на кандалакшском и мурманском направлениях. Однако 30 мая командующий фронтом генерал армии К. А. Мерецков был вызван в Москву, где ему была поставлена задача «очистить от финляндских войск Южную Карелию». 1 и 2 июня там же, в Москве, были проработаны первые детали операции. 3 июня командующий фронтом провел рекогносцировку местности в районе Лодейного Поля, где предполагалось нанести главный удар. 9 июня последовал повторный вызов в Москву и окончательный приказ: «Срочно разбить свирско-сортавальскую вражескую группу войск». На подготовку операции, которую позднее назвали Свирско-Петрозаводской, фронту отводилось 15 дней. Пройдет некоторое время, и срок подготовки наступления будет сокращен до 10 дней.

В соответствии с планом, главный удар из района Лодейное Поле в направлении Олонец — Питкяранта — Сортавала должны были наносить войска 7-й армии (командующий генерал-лейтенант А. Н. Крутиков). 32-я армия (командующий генерал-лейтенант Ф. Д. Гореленко) наносила вспомогательный удар с линии Повенец — Великая Губа в направлении Медвежьегорск — Юстозеро — Суоярви и далее в сторону границы. Кроме того, обе армии должны были выделить силы, которым предстояло двигаться навстречу друг другу вдоль берега Онежского озера и соединиться в районе Петрозаводска. Цели и общий замысел операции хорошо известны историкам, однако порой они почему-то забывают одну важную деталь. Еще 10 июня, когда началась решающая фаза подготовки наступления, сил и средств, необходимых для успешного решения поставленных задач, Карельский фронт не имел. Финское командование, внимательно следившее за положением дел, об этом знало и не выражало особых признаков беспокойства.

К этому времени, наверное, все без исключения солдаты и офицеры финской армии твердо знали, что война ими уже проиграна. Однако, несмотря на «подавленное», по словам маршала К. Г. Маннергейма, настроение, многие надеялись на относительно благополучный выход из войны. Судя по всему, в финской ставке допускали возможность наступления русских в Карелии. Однако начало его финны ожидали не раньше июля, были уверены в силе своей армии и, помня о 1940 и 1941 годах, скептически относились к способности противника организовать сколь-нибудь значимые наступательные действия.

Для руководства Финляндии, готовившегося к тяжелым переговорам о мире, Восточная Карелия (так финны именовали территорию российской Карелии) была тем «товаром», который можно было обменять на Карельский перешеек и острова в восточной части Финского залива. Правда, для этого нужно было удержать карельские земли. С этой целью в Карелии была сосредоточена группировка войск, по численности примерно в полтора раза превосходившая противостоявшие им армии советского Карельского фронта.

Оборону на позициях Свирской линии и на побережье Онежского озера занимала группа «Олонец», включавшая 5 пехотных дивизий, 2 пехотные и 1 береговую (Онежскую) бригады общей численностью не менее 90 тыс. человек. О численности противостоявшей этим соединениям советской 7-й армии данных, к сожалению, нет. Однако известно, что на 1 июня 1944 г. в её состав входили 3 стрелковые дивизии, 1 бригада морской пехоты, 2 морские стрелковые бригады, 2 укрепленных района, а также отдельные танковые, артиллерийские, инженерные и прочие части и подразделения. По приблизительным подсчетам, их общая численность вряд ли превышала 50 тыс. человек

Но одним лишь численным превосходством финнов дело не ограничилось. Уже в начале 1942 г. ими в Карелии были развернуты интенсивные инженерно-фортификационные работы, результатом которых явилось создание нескольких мощных укрепленных позиций. Одна из основных была сооружена на Онежско-Ладожском (Олонецком) перешейке. Важная роль здесь отводилась реке Свирь, ширина которой в разных местах колебалась от 100 до 1000 м, и чрезвычайно важная — бескрайним лесам, многочисленным озерам, труднопроходимым болотам и малочисленным дорогам. Общая протяженность Свирского рубежа (с учетом промежутков между позициями) достигала 180 км, а глубина — от 15-30 до 100-200 км.

По данным финского министерства обороны, на сооружение укреплений в районе Свири и на побережье Онежского озера было потрачено 358 млн марок. В итоге к лету 1944 г. в состоянии боевой готовности здесь находилось 322 бетонированных сооружения (еще 81 — в стадии постройки), подготовлены к бою 457 и готовились 349 дерево-земляных сооружений, было выкопано 118 км стрелковых окопов, натянуты десятки километров проволочных заграждений, устроены противотанковые рвы, установлены тысячи мин и сотни надолбов различных конструкций (бетонных, каменных, деревянных кустовых и деревянных засыпных). Наличие нескольких рокадных (идущих вдоль линии фронта) дорог хорошего качества позволяло осуществлять переброску сил по флангам, а считанное количество дорог, ведущих от Свири на север, хоть и сулило некоторые сложности в случае вынужденного отхода, но позволяло надеяться на успешные действия арьергардов, способных задержать (или в крайнем случае замедлить) продвижение противника (в первую очередь его танковых и механизированных соединений).

Однако 10 июня 1944 г. на Карельском перешейке началось наступление войск Ленинградского фронта. Оно продемонстрировало реальную боевую мощь Красной армии образца 1944 г. и поставило финнов на грань военной катастрофы. Чтобы спасти положение, финское командование решает перебросить на Карельский перешеек несколько «олонецких» дивизий. Остальные, бросив уже готовые оборонительные полосы на южном берегу Свири (в полосе от Онежского озера до Свирьстроя), должны были начать отход в сторону госграницы. Времени на сборы было отведено немного, но начатое отступление не стало паническим бегством. Движение войск осуществлялось по плану, точно так же, как планомерным явилось и использование оборонительных сооружений на северном берегу Свири. Речи о том, чтобы сражаться на них всеми силами до конца, выторговывая выгодные пункты мирного договора, уже не шло. Однако задержать наступающего противника на какое-то время, нанести ему потери, измотать, охладив тем самым азарт преследования, финны ещё надеялись.

О численности оборонявшихся на Онежско-Ладожском перешейке финских войск советское командование имело заниженные данные. Считалось, что финнов здесь было 76 тыс. человек (а не 90 тыс., как в действительности). Однако и этих сведений было достаточно, чтобы понять, что имевшихся в распоряжении командующего 7-й армией Карельского фронта сил явно недостаточно, чтобы прорвать хорошо подготовленную оборону финнов. Поэтому, начиная с 10 июня, когда был утвержден план наступления, в район Лодейного Поля из Резерва Верховного Главнокомандования и с других участков Карельского фронта в спешном порядке начинают прибывать подкрепления. В результате уже через 10 дней численность войск 7-й армии достигла 150 тыс. человек.

Генерал артиллерии Владимир Иосифович Брежнев

Генерал артиллерии Владимир Иосифович Брежнев

Как удалось в такой короткий срок осуществить переброску и сосредоточение такого количества личного состава и техники, причем так, что противник ничего даже не заподозрил, — разговор особый. Пока же остановимся на действиях артиллерии 7-й армии, начальником которой 17 июня 1944 г. был назначен генерал-майор В. И. Брежнев (кстати, его внук — Председатель ЦИК РФ В. Е.Чуров, будучи известным исследователем и популяризатором отечественной военной истории, дополнил картину Свирско-Петрозаводской операции материалами из своих семейных запасников).

Так вот: на 1 июня 1944 г. артиллерия 7-й армии, кроме батарей полковых орудий и минометов, пушечных полков и противотанковых дивизионов стрелковых дивизий, включала в себя 1 корпусной артполк, 1 отдельный тяжелый пушечный дивизион, 2 истребительных противотанковых артполка, 1 минометный полк и 2 полка гвардейских реактивных минометов, а также 1 зенитный артиллерийский полк и 3 отдельных зенитных дивизиона. Сколько всего орудий и минометов входило в состав этих частей и подразделений — точных данных нет. Можно лишь утверждать, что для ведения оборонительных действий этого было достаточно. Однако оборона — это одно, а наступление, тем более на хорошо укрепленные полосы противника, — совсем другое. Поэтому в те же 10 дней, отведенных на его подготовку, артиллерия 7-й армии была значительно усилена. Из резерва прибыли артиллерийская дивизия прорыва (6 бригад, в том числе гаубичная бригада большой мощности), гвардейская корпусная артиллерийская бригада, 5 пушечных и гаубичных полков, 7 минометных полков, 2 гвардейские минометные бригады и 1 гвардейский минометный полк, отдельный дивизион особой мощности, зенитная артиллерийская дивизия (4 полка) и зенитный артиллерийский полк.

В считанные дни состав артиллерийской группировки 7-й армии вырос до 3430 орудий и минометов (против 580 имевшихся у финнов перед началом отступления). Главное теперь заключалось в том, чтобы грамотно воспользоваться этой мощью и выполнить основную задачу: обеспечить переправу через реку Свирь в районе города Лодейное Поле, что должно было привести к прорыву Свирской линии противника и выходу к позициям Олонецкого укрепрайона финнов.

С этой задачей блестяще справился командующий артиллерией 7-й армии со своим штабом. Для гарантированного подавления огневых средств противника и разрушения его оборонительных сооружений была спланирована артиллерийская подготовка продолжительностью 3 часа 32 минуты (самая длительная артподготовка за весь период Великой Отечественной войны!). К участию в ней помимо соединений и частей ствольной артиллерии привлекались 3 тяжелых самоходно-артиллерийских полка (63 самоходки ИСУ-152), а также 7 батарей средней и 12 батарей малокалиберной зенитной артиллерии. На участке прорыва протяженностью 12,2 км сосредотачивались 2673 орудия и миномета калибра 76 мм и выше. Благодаря этому плотность артиллерийских орудий и минометов составляла 130-150 на 1 км фронта (из них 34 орудия калибром 122 мм и выше).

Однако одним лишь количеством орудий и минометов и массой выброшенных ими снарядов рассчитывать на успех не приходилось. Требовалась четкая организация артиллерийского огня с увязкой действий выделенных для форсирования Свири войск. Поэтому в ходе артподготовки было предусмотрено сочетание различных методов артиллерийской поддержки атаки: огневого вала, последовательного сосредоточения огня и переноса его в глубину обороны противника (с первой на вторую и третью линии его траншей). Все приготовления к операции были закончены вечером 20 июня 1944 г., а утром следующего дня над Свирью раздались раскаты грома…

В 8 часов утра 21 июня над финскими позициями на правом берегу Свири появились сотни бомбардировщиков и штурмовиков, а 40 минут спустя, когда самолеты, сбросив свой смертоносный груз, улетели, началась артиллерийская подготовка. В ней приняли участие 1500 орудий и минометов и более 300 реактивных установок (по другим данным, 1595 орудий и минометов средних и крупных калибров). Дотошные артиллеристы всегда отличались пристрастием к точным схемам и абсолютным цифрам. Они подсчитали, что каждую минуту на участке прорыва разрывалось до 2 тыс. снарядов — около 160 разрывов на 1 км фронта. Это тоже один из «рекордов» Второй мировой! Всего же в ходе артподготовки 21 июня артиллеристы 7-й армии обрушили на врага 76,5 тыс. снарядов и 62,4 тыс. мин.

В 11 часов на участке переправы 37-го гвардейского стрелкового корпуса была начата ложная переправа, целью которой было выявление неподавленных огневых точек противника. На воду были спущены 16 плотов с установленными на них чучелами. Подталкиваемые плывшими за ними солдатами, плоты медленно двинулись к противоположному берегу. По ним сразу же открыли огонь уцелевшие финские орудия и минометы, раскрыв тем самым места своего расположения. Туда незамедлительно полетели снаряды советской артиллерии.

В 11:47 в небе вновь появились бомбардировщики и штурмовики, а 7-8 минут спустя в реку вошли плавающие танки и автомобили-амфибии с подразделениями саперов и разведчиков. Считанные минуты потребовались им, чтобы достичь вражеского берега и приступить к выполнению поставленных задач: захватить небольшие плацдармы, сделать проходы в минных и проволочных заграждениях, оборудовать выходы на берег для боевой техники и подвести пристани для паромов.

В 12:12 под прикрытием артиллерии началось форсирование Свири основными силами стрелковых дивизий. По реке от одного берега к другому двинулись сотни плотов, лодок и паромов. Ожили, открыв огонь, оставшиеся неподавленными огневые средства финнов. Несмотря на всю мощь советской артподготовки, местами их огонь оказался результативной. Однако остановить наступательный порыв советских войск было уже невозможно. Натиск атакующих усиливался, и к исходу дня 21 июня действовавшие на направлении главного удара соединения и части 7-й армии захватили плацдарм до 16 км по фронту и 6-8 км в глубину. Немалую роль в успехе первого дня наступления сыграла артиллерия, огнем которой оборона противника была подавлена, и форсирование Свири было осуществлено в короткий срок и с наименьшими потерями. За считанные часы через реку было наведено 16 паромных переправ для переброски стрелковых подразделений, легкой артиллерии и минометов. Чуть позже был оборудован тяжелый понтонный мост, по которому двинулись танки, тягачи с пушками крупного калибра и грузовики с боеприпасами и прочим войсковым имуществом.

Свирская оборонительная линия финнов была прорвана. Части 7-й армии пошли вперед, тесня противника в сторону государственной границы. Впрочем, до выхода Финляндии из войны потребовались новые сражения. Они были ожесточёнными.

С. М. Титов,
научный сотрудник Национального музея Республики Карелия,
г. Петрозаводск