Федор Карельский — кавалер ордена Суворова

«Республика» продолжает рассказывать о великих людях, связанных с Карелией. Наш сегодняшний герой — солдат Великой Отечественной войны, полковник в отставке, участник Парада Победы, почетный гражданин города Петрозаводска Федор Иванович Карельский.

Солдат Великой Отечественной войны, полковник в отставке, участник Парада Победы, почетный гражданин города Петрозаводска Федор Иванович Карельский ведет свои корни из деревни Карелы, затерянной в лесах Андомского района Вологодчины. Там он родился 21 сентября 1922 года.

В семье детей было пятеро — трое своих и двое приемных. Тогдашний советский рабоче-крестьянский «социальный лифт» поднимал наверх только упорных в учебе, а мальчик учиться хотел. За три километра бегал в школу, потом ФЗУ в Вознесенье, голодный быт «фабзайца», «халтуры», за которые платили хлебом. И наконец, речная практика, Петрозаводск, и славный колесный буксирный пароходик «Каляев», на котором в апреле 1941 года Федор в свои 18 лет занял должность четвертого механика.

Город на Онего и вообще Карелия сразу полюбились. Но едва началась навигация — грянула война. Юного речника послали почему-то не на флот, а в училище связи в Ленинграде — наверное, учли десятилетку. А древний пароход его, переоборудованный в канонерскую лодку Онежской флотилии КЛ-12, погиб летом 1943 года от вражеской авиабомбы. Только началась учеба, враг взял город в кольцо, начались бомбежки, голод, а занятия продолжались по 12 часов, до полного изнеможения. Хорошим радистом помог стать музыкальный слух — вологодский парень был гармонистом. В ноябре Карельского выпустили из училища, причем «распределение» оказалось ещё то. Попал он в особый батальон связи на Невской Дубровке, на страшный плацдарм-пятачок, где с сентября 1941 по февраль 1943 года погибло, по разным оценкам, от 50 до 200 тысяч наших бойцов.

Вскоре его радиостанцию разнесло снарядом, а сам радист на Невском пятачке сумел продержаться месяц — под Новый 41-й год ранило осколком в челюсть. В госпитале, размещенном в ДК имени Кирова на Васильевском острове, пациент похудел до 48 килограммов — мало того, что рацион блокадный, но из-за ранения было нестерпимо больно принимать пищу. Выжил и здесь — по Дороге жизни эвакуировали в Череповец. Когда выписался из госпиталя, обратно в радисты не попал — направили в эвакуированное в город из Белоруссии Лепельское пулеметное училище.

Пулеметчики требовались фронту в огромном количестве. Потери расчеты несли большие — всегда на передовой, под огнем противника. Катить тяжелый «максим» за атакующей цепью приходится бегом под пулями, — ползая по-пластунски, 67-килограммовый «станкач» с боезапасом не переместить. Побывать лейтенанту Карельскому довелось в самых жарких сражениях Великой Отечественной — под Сталинградом, на Курской дуге и на Днепре, который его пулеметная рота одной из первых форсировала 24 сентября 1941 года. Имея всего два противотанковых ружья, бойцы Карельского сумели выстоять на плацдарме, отразив все атаки тяжелых танков и пехоты. 13 октября комроты был тяжело ранен и эвакуирован в глубокий тыл. Поэтому заслуженная награда за Днепр, — полководческий орден Суворова III степени (Золотых Звезд на всех не хватило), нашла героя только через два года, уже после Победы. Кстати, по статуту этого ордена вручают его тем командирам, которые сумели малым числом побить превосходящего врага.

Федор Иванович Карельский

Фото из личного архива Федора Ивановича Карельского

Из госпиталя выписался в феврале 1944 года и тут же попал в другой — открылась рана. Больше играть со смертью на передовой не пришлось — опытного офицера назначили преподавателем в Архангельское пулеметное училище. В апреле 1945 года капитан Карельский попал в Москву на курсы повышения квалификации, а 24 июня — на парад Победы, где маршировал по Красной площади в шеренге из 20 отобранных курсантов-фронтовиков. Двойное счастье на войне выпало — не только остался жив, но и принял участие в триумфе победителей.

Федор Иванович Карельский

Федор Иванович Карельский. Фото из личного архива

Армейская служба продолжалась еще долго — до 1962 года. После отставки в звании полковника выбрал для гражданской жизни Петрозаводск, вернулся в родное Беломорско-Онежское пароходство, где 24 года проработал в управлении кадров. В 1989 году — пенсия и ещё около четверти века активной ветеранской работы. Годы немаленькие — 92 года, здоровье подводит. Но старости Федор Иванович не сдается. Бывает, под настроение берет в руки аккордеон — увлечение с юношества. Другое увлечение — стихи. Молодежной аудитории и корреспондентам он часто приводит такие строки:

 

Когда земля дрожала, как живая, 

Когда от нашей крови таял лед,

Нас выручала дружба фронтовая,

Она и нынче нас не подведет.

В огне сражений вместе мы горели.

Мы не умели в полнакала тлеть.

И если это все мы одолели,

То старость тоже нужно одолеть…

Вячеслав Кашин, Сергей Лапшов

О других героях войны читайте в спецпроекте «Карелия-100. Лица».