Длинная дорога карельского Одиссея

В эпоху инновационных технологий одним из самых известных производств нашей республики стала верфь, где реконструируют старинные суда и лодки IX-XVIII веков.

В эпоху инновационных технологий одним из самых известных производств нашей республики стала верфь, где реконструируют старинные суда и лодки IX-XVIII веков.

Воссоздание кораблей истории для дальних морских экспедиций – гордость и оригинальный бренд Карелии. В России подобных предприятий практически нет, зато в Карелии – сразу два. Одно из них – морской историко-культурный центр «Полярный Одиссей».

На вид «Полярный Одиссей» – нечто среднее между музеем, судоверфью, промзоной и корабельным кладбищем. Славой и вниманием морской центр не обделен. Только документальных фильмов в России и за рубежом о нем снято около восьмидесяти. Основанный в 1986 году как клуб морских путешественников, сейчас «Полярный Одиссей» – это комплексное предприятие, включающее судостроительное производство, общественную организацию – клуб и музей клуба, межрегиональную молодежную морскую школу для волонтеров. Здесь третий год проводятся городские морские фестивали. Основатель и руководитель Морского центра, главный конструктор и генератор идей – Виктор Дмитриев (псевдоним между своими – Адмирал).

Виктор Дмитриев. Фото: Николай Смирнов

Виктор Дмитриев

Эмблема клуба – парусник на фоне глобуса. Несмотря на все экономические шторма, кризисы и дефолты четырех десятилетий, удивительным образом этот «деревянный кораблик» миновал все мели, рифы и айсберги, на которых потерпели крушения могучие и, казалось бы, непотопляемые «титаники» нашей экономики.

При образовании в 1996 году морской центр многое получил от города и республики. Однако иметь мало – надо использовать. За 38 лет спущено на воду 40 судов. Организованы десятки дальних экспедиций от Канарских островов до Аляски. Создана школа традиционного деревянного судостроения.

Масштабы производства относительно невелики – один-два корабля в год. Заказчики – в основном региональные органы власти и клубы юных моряков. Сейчас в постройке находятся струг для Республики Марий Эл, 20-весельный драккар викингов, фанерная лодка и две маленькие прогулочные копии старинных фрегатов. Летом в Вологду отправился поморский коч, подобный тем, на которых русские первопроходцы ходили к берегам Аляски. В планах строительство «Святого Зосимы» – трехмачтового корабля Соловецкого монастыря.

Все корабли воссоздаются по архивным чертежам и старинным рисункам, хотя и с применением современных инструментов и технологий. (Кстати, доска, склеенная современным судостроительным клеем, никогда не сломается по линии склейки). Корабли истории стоят дорого: ведь каждую деталь плотники делают вручную. Например, строительство знаменитой поморской лодьи «Святитель Николай» сейчас обошлось бы в сумму около 10 миллионов рублей. Но в России таких судов мало, в то время как в Западной Европе их можно видеть почти в каждом большом портовом городе.

Стабильного бюджета как такового в Морском центре нет. «Деньги есть – живем, денег нет – выживаем», – говорит Дмитриев. В зависимости от финансирования работа в доках, эллингах и мастерских то идет, то временно затихает.

 

– В свое время в Петрозаводске производили деревянные суда на заводе «Авангард», на судоверфи, на рыбокомбинате. Были опытные кадры. Это мы потеряли. Нельзя утратить то, что еще осталось. Наш девиз: «Соединим века, берега, народы». Мы не ремесленники, которых интересуют только деньги. Заработанные и привлеченные средства идут на проекты возрождения и сохранения традиционной морской культуры, воспитания молодежи, проведение экспедиций, на развитие «народного флота», – поясняет миссию центра Виктор Дмитриев.

По убеждению Дмитриева, именно «народный флот» – то есть маломерные суда, яхты, катера, моторные лодки – является фундаментом морской культуры и морского воспитания населения страны. В России сейчас насчитывается более 1,5 миллиона собственников маломерных судов. Это основа большой пирамиды, на вершине которой флот военный, государственный. При этом Виктор Дмитриев уверен: существующие запреты законодательства мешают развитию «народного флота», а значит, традиционного деревянного судостроения и путешествиям на кораблях истории.

– С прошлого года маломерный флот разделили на коммерческий и некоммерческий. Для зачисления в коммерческую категорию требуется войти в судовой регистр, то есть собрать внушительный пакет документов и представить их в Санкт-Петербург. Получить пассажирское свидетельство, то есть право перевозить пассажиров за плату, разрешается только владельцам судов вместимостью не более 12 человек. Причем судоводитель должен иметь опыт работы не менее 5 лет. Кроме того, должен быть специалист по безопасности с опытом работы также не менее 5 лет. Для большинства владельцев маломерных судов это задача непосильная. Абсурд: кто возит пассажиров без разрешения за деньги, нарушает закон, а тот, кто возит друзей или родственников бесплатно, закон не нарушает. Зачем эти запреты и препоны? Для безопасности пассажиров? На дорогах ежегодно гибнут десятки тысяч людей, а на маломерных плавсредствах – единицы, и то в основном, что называется, «по пьяному делу», – рассуждает руководитель «Одиссея».

 

Есть недавний пример, когда из-за невыполнимых требований ГИМС знаменитый питерский фрегат «Штандарт» вынужден был «эмигрировать» в Норвегию, где к нему вопросов у инспекции нет. Все эти ограничения мешают развитию малого бизнеса – и рекреационного, и судостроительного, уверен Виктор Дмитриев.

– В итоге не реализуется огромный потенциал водного туризма Карелии. Владельцы маломерных судов могли бы перевозить пассажиров, туристов, рыбаков, охотников, а нельзя. Морской центр, в свою очередь, мог бы спускать со стапелей на порядок больше сравнительно недорогих, экологичных и безопасных деревянных судов для отдыха и туризма, с ветроэнергетической установкой, спальными местами, камбузом, гальюном. Они способны пристать к любому берегу, идти под парусом, экономя топливо. Но кто купит судно, на котором нельзя заработать?

Все давно понимают, что положение нужно менять. В феврале этого года восемь депутатов Госдумы внесли предложение о едином упрощенном порядке регистрации и надзора в отношении коммерческих и некоммерческих судов. Предложение в правительстве не прошло, рассказывает Дмитриев. Он считает, что только со снятием запретов включится экономическая цепочка: спрос – предложение – инвестиции – подъем судостроения – увеличение рабочих мест – налоговые поступления. Ведь зарабатывать Карелия может не только на лесе и щебне, но и на творениях своих мастеров, давно ставших визитной карточкой республики.