Десерт без маскарпоне

О росте цен на продукты питания в Карелии, «санкционном списке» и инфляции в стране журналист «Республики» поговорила со специалистом из Института экономики КарНЦ РАН Евгением Жирнелем и с петрозаводскими рестораторами.

О росте цен на продукты питания в Карелии, «санкционном списке» и инфляции в стране журналист «Республики» поговорила со специалистом из Института экономики КарНЦ РАН Евгением Жирнелем и с петрозаводскими рестораторами.

Уже третью неделю продуктовая тема находится в центре внимания. Казалось бы, ничего странного в этом нет: август – время сбора урожая. Разнообразие ягод, овощей и фруктов на прилавках магазинов – привычная картина. Но интерес к ассортименту и ценам на этот раз подогрет запретом на ввоз импортной продукции из стран ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии.

Список «санкционных продуктов», как их теперь называют в народе, поставил в одинаковое положение и любителя польских яблок, и гурмана, предпочитавшего моцареллу, гауда и дорблю. Как выяснилось, даже сыр «Российский» не всегда сделан отечественным производителем. Почти обрусевший «Греческий» салат, входящий в меню любого ресторана и кафе, теперь имеет все шансы сменить название на «Деликатесный»: помидоры, огурцы, маслины, сыр фета, как минимум, сменят страну-производителя.

Однако все страхи по поводу пустых полок и резкого скачка цен не оправдались. Министерство экономического развития Карелии проводит ежедневный мониторинг цен на предприятиях розничной торговли. Покупателям предлагается и самим проявлять бдительность — сообщать по телефону «горячей линии» о фактах «значительного повышения» стоимости. Обращения будут обрабатываться и направляться в республиканское Управление Антимонопольной службы (УФАС РК) для дальнейших разбирательств. Правительство Карелии держит руку на пульсе. Однако какие шаги будут предприниматься в случае «значительного повышения» цен, и что скрывается за этим «значительно»?

– Нужно понимать, что мы живём не в условиях плановой советской экономики, когда государство устанавливало цены и могло бороться со спекуляцией. Сегодня даже нет такого понятия в торговле – есть наценка, размер которой чаще всего зависит от объективных факторов, — считает заместитель директора по научной работе Института экономики КарНЦ РАН, кандидат экономических наук Евгений Жирнель. — В соответствии с каким законом можно это пресечь или наказать? Есть УФАС, которое может разбираться с подобными ситуациями, но существуют определённые условия для их вмешательства. Например, продавец занял большую долю рынка. В этом случае государство начинает отслеживать ценообразование, чтобы не было злоупотребления монопольным положением. А если это маленький магазин индивидуального предпринимателя, который продаёт яблоки из Краснодарского края дороже, чем сетевик? Что в этом случае последует? Предприниматель не будет работать себе в убыток. Здесь не должно быть никаких иллюзий.

Евгений Жирнель

Евгений Жирнель. Фото: kareliainvest.ru

Как это часто бывает, первыми неудобства от наступивших изменений испытывают малый и средний бизнес. Так, работники сферы услуг общественного питания уже через неделю после введения запрета ощутили на себе последствия санкций. Инга Бабарова, товаровед петрозаводских ресторанов «Хотэй» и «Bierstrasse», приводит цены, которые увеличились за две недели в 3-4 раза: качан салата «Айсберг» – с 54 до 270 рублей, помидоры-черри – с 56 до 220 рублей за кг, киви – с 86 до 220 рублей, лимоны – с 90 до 175.

— Поставщики нас, конечно, очень подводят, – признается Инга. — По телевизору говорят, что цены стабильны, хотя то же «Русское море», у которого мы закупали норвежский лосось, изменило свою ценовую политику. Если эта позиция ранее шла, грубо говоря, по 500 рублей, то сегодня уже по 650. В связи с этим сильно увеличилась себестоимость нашей продукции, но мы пока будем держать старые цены и надеяться на изменения в лучшую сторону. В противном случае, не знаю, как будем выживать.

— У нас все работники предприятия получают определённый процент с выручки, – рассказывает Вадим, директор ресторана «Фрегат». – Допустим, что мы получили 100 тысяч за день. Из них мы вычитаем себестоимость в 40 тысяч, налоги, зарплаты, траты на электричество и т. п. Остаётся, примерно, 20-25 тысяч рублей. Из этих денег определённый процент получает персонал. Сейчас себестоимость увеличилась до 60% от всей суммы, и персонал от выручки получит намного меньше. Цены не будем менять до октября. Петрозаводск – город бюджетный, заработки у людей небольшие, поэтому поднимать цены в отличие от наших поставщиков мы не будем. Иначе люди перестанут ходить. Есть средняя маркетинговая стоимость по городу, её будем придерживаться.

Пострадают и любители деликатесов. Десерты из маскарпоне с ягодами, утка могут оказаться под угрозой исчезновения.

— Какие-то блюда, конечно, придётся убрать из меню. Рыбный ассортимент мы сохраним, — утверждает Вадим. — Здесь у нас есть альтернативы, в том числе и форель из карельских хозяйств. Остаётся открытым вопрос с лососем и сёмгой. Мясо можно закупать в России. Аргентина и Бразилия могут поставлять говяжьи стейки, но стейк-хаусов в России очень много — сколько одна Москва заберёт! И этот ажиотаж тоже станет фактором для поднятия цен.

Обычный покупатель пока заметных колебаний не ощущает. Цены в магазинах на продукты потребительской корзины если и растут, то понемногу. Это подтверждает статистика Минэкономразвития. На 26 августа, розничные цены на огурцы и помидоры снизились на 1,2% и 4,4% соответственно, лук репчатый на 4,8%, картофель – 7,6%. Вместе с тем выросли цены на морковь – на 4,7%, яблоки — 3,6%, капусту – 3%, а также гречневую крупу – 3,4%. Также подорожали свинина и куриное мясо — на 2,1 и 1,7% соответственно. Говядина подешевела на полпроцента. Но всё познаётся в сравнении.

— Данные роста цен, приведённые нашим министерством, нужно сравнивать с цифрами этого же периода за 2013 год: по многим видам продукции происходило снижение стоимости. В этом году они не падают, как обычно, а растут. И Министерство экономического развития России признало, что введение санкционного списка привело к росту цен, – комментирует Евгений Жирнель.

Если не брать в расчёт исчезновения каких-то уникальных товаров (например, хамона, который поставлялся исключительно из Испании), то пока наблюдается лишь уменьшение ассортимента на прилавках магазинов. Проблема выбора облегчается: перед нами уже не 20-25 наименований, а 10-15. Поэтому пострадают больше всего те, кто относился к походу в продуктовый наиболее щепетильно.

— Меньше всего ситуация коснётся обеспеченных людей – доля расходов на питание в их бюджете маленькая, – говорит Евгений Жирнель. — Категория потребителей с невысоким уровнем дохода, пенсионеры инфляцию чувствуют всегда. Но, если сосредоточиться на последствиях исключительно от санкций на импортную продукцию, то вряд ли эта категория людей часто покупала оливки, финские сыры… Скорее, нехватку ощутит средний класс, то есть те люди, которые привыкли выбирать, которые имеют особые предпочтения в том или ином виде товара.

Судить о последствиях инфляции можно будет только к концу года. Понятно, что в настоящих условиях о снижении уже никто не говорит. Однако паниковать, по мнению Евгения Жирнеля, рано.

— Если раньше инфляция по итогам 2014 года прогнозировалась на уровне 5-6 %, то теперь прогноз пересмотрели и ожидают 7-7,5 %. На 2015 год Минэкономразвития России прогнозирует увеличение инфляции на 1 %, причём из расчёта введения возможного налога на продажи. Аналитики считают, что в 2014 году, скорее всего, существенного роста цен не будет, но есть большая вероятность того, что в 2015 инфляция может перейти в двузначное значение. Много это или мало? В 2008 году этот показатель составил 13,3 %. Сейчас даже 10 % не станут критичными для населения России. Более того, инфляция может пойти на снижение, когда произойдёт переключение на новых поставщиков.