Чем отличается социология от медиаигр в «опросы читателей»?

На днях Национальная служба мониторинга обнародовала очередной рейтинг информационной открытости российских губернаторов. По его итогам в пятерку наиболее открытых руководителей регионов вошел глава Карелии Александр Худилайнен.

На днях Национальная служба мониторинга обнародовала очередной рейтинг информационной открытости российских губернаторов. По его итогам в пятерку наиболее открытых руководителей регионов вошел глава Карелии Александр Худилайнен.

В эту группу социологи также включили, например, главу Крыма Сергея Аксенова и мэра Москвы Сергея Собянина. Подобные рейтинги Национальная служба мониторинга составляет ежемесячно с 2011 года. Партнерами социологической организации выступают такие крупнейшие и авторитетные федеральные СМИ, как ИТАР-ТАСС, РИА Новости, Regnum, Lenta.ru.

За составлением каждого рейтинга стоит огромная работа экспертов. Например, в ходе нынешнего исследования специалисты проанализировали более 3500 федеральных и региональных изданий, работающих с общественно-политической тематикой: ТВ, радио, прессу, информационные агентства и интернет-СМИ; изучили свыше 173 000 информационных сообщений. Разумеется, речь идет не просто о механических подсчетах, а о применении серьезных экспертных методик и оценок.

Так что авторитетность и объективность таких исследований, безусловно, высока. Так же, как и исследований таких крупнейших социологических служб страны, как ВЦИОМ или ФОМ. И дело здесь даже не в том, что гиганты отечественной социологии опрашивают каждый раз какое-то огромное количество человек, а в том, что у таких профессиональных служб есть возможность обеспечить максимальную репрезентативность исследования, выбирая респондентов согласно критериям социологической науки: с учетом пола, возраста, социального положения и пр.

А эта наука, как и статистика, не только все знает. Ее еще и все интересует, в том числе отношение граждан к ней самой, точнее, к рейтингам и результатам соцопросов. Так вот, судя по всему, любопытство людей к выводам социологов растет.

Видимо, поэтому игры в составление различных рейтингов стали так популярны в электронных СМИ. Многие интернет-издания, независимо от того, насколько узка или широка (не только в количественном, но и качественном смысле) их аудитория, берут какую-нибудь громкую тему, просят читателей голосовать… А затем скрупулезно подсчитывают сотни (а иногда и десятки) голосов, переводя их в проценты. И публикуют «результаты исследования» с претензией на выводы об умонастроениях масс.

«Не могу молчать»

Говорить даже о тени репрезентативности и объективности таких опросов нельзя по многим причинам. В частности, это специфика интернет-аудитории, точнее, той ее части, которая проявляет повышенную тягу к «интерактиву». То есть не просто читает тексты для получения информации или ознакомления с той или иной точкой зрения (если это публицистика), а непременно желает выразить и свое мнение.

Подробнее лучше пояснить на примерах. Сайт «Столица на Онего» зачастую проводит подобные опросы читателей. Если навскидку проанализировать результаты только нескольких из них, то довольно легко нарисовать, так сказать, обобщенный портрет тех, кто по большей части принимает участие в таких анонимных голосованиях.

Так, подавляющее большинство из них в разное время высказывались, например, против проведения эстафеты олимпийского огня в Петрозаводске. Наибольшее количество голосов на вопрос, рады ли читатели, что такое событие проходит в карельской столице, набрали ответы: «Нет, деньги могли бы и на более насущные нужды потратить», «Был бы рад, если бы это не создавало неудобства для тех же автомобилистов», «Мне все равно, я не слежу за Олимпиадой».

Еще один опрос касался того, считают ли читатели День народного единства праздником. В топе «рейтинга» опять аналогичные ответы: «Нет, для меня это просто лишний выходной», «Мне бы хотелось считать этот день праздником, если бы еще знать, что празднуем», «Я и предыдущий за праздник не считал, и нынешний не собираюсь».

Ну и, чтобы не утомлять многочисленными примерами, только еще один: «Верите ли вы, что министры будут сдавать нормы ГТО, чтобы не лишаться премии?». Наибольшее количество голосов опять предсказуемо набрали ответы «Нет, если придется, то отправят вместо себя какого-нибудь подчиненного», «Думаю, нормы будут сдавать только молодежь, их, если что, и премии лишат».

То есть такие опросы подтверждают наблюдения многих политологов и социологов (настоящих) о том, что в подобном интерактиве в глобальной сети наиболее активны, так сказать, протестно настроенные граждане. Они, конечно, тоже делятся на группы: сетевые «хомячки», которые с пеной у рта (дымом над клавиатурой, то есть) под ником будут возмущаться какой-нибудь конкретной несправедливостью — хоть глобального порядка, хоть местного, но в реальности не предпримут ничего. Уехавшие из России, которые по той или иной причине никак не могут удержаться, чтобы не уколоть свою историческую Родину за «немытость». Наконец, просто интернет-тролли, которые против всего и всех всегда, провоцирующие и эпатирующие других своими высказываниями (нередко, кстати, в этой категории встречаются подростки, которым хочется, так сказать, безопасно похулиганить).

Конечно, нельзя утверждать, что этими типажами интернет-активная аудитория полностью исчерпывается. Есть и люди с более спокойными настроениями, более взвешенной позицией. Или с откровенно консервативными (не в оценочно-негативном, а мировоззренческом смысле) взглядами. Или люди, не стесняющиеся признаваться в патриотических настроениях. Но…

Выбор без выбора

Будут ли такие интернет-пользователи участвовать в опросах, примеры которых приведены выше? Ведь заранее заданные варианты ответов зачастую напоминают одну и ту же осетрину разной степени свежести. То есть они все изначально заточены под протест, отрицание, недовольство. Вернемся, скажем, к опросу об эстафете олимпийского огня. Там помимо упомянутых «негативных» вариантов был вроде бы один «позитивный». А именно: «Конечно (рад проведению – прим. ред.), такое событие в регионе, возможно, единственное и последнее».

Ну а если респондент вовсе не считает, что Карелия – это такой уж медвежий угол, на который раз в жизни обратили внимание и больше не обратят? Если он, наоборот, полагает, что в регионе и до были яркие события, и после никакого апокалипсиса не ждет? Может быть, такой человек выбрал бы, например, следующий вариант ответа: «Рад, потому что наша республика этого достойна»? Но такого варианта ответа нет.

То же самое касается и других опросов. Про День народного единства единственный, простите за тавтологию, альтернативный вариант: «Это «правильнее», чем праздновать коммунистическую революцию». Ну а если человек вообще в таких смешных категориях не мыслит и не делит историю своей страны на «правильную» и «неправильную»? Для такого респондента вариантов ответа не предусмотрено.

И вот здесь проявляется главная причина, по которой ни о каком доверии к подобным опросам говорить нельзя. Их заданность уж слишком сильно напоминает ангажированность. Что опять же объяснимо. Ибо объективная реальность — это связанность (подчиненность, зависимость?) многих проводящих такие опросы СМИ с интересами тех или иных политических и (или) бизнес-групп. В результате таких рейтингов и опросов в итоге слишком часто желаемое выдается за действительное. Что потом жестоко развенчивает все та же реальность.

Про Путина на Болотной

В связи с этим вспоминается, например, опрос одного из федеральных СМИ, которое связывают с известным российским олигархом, накануне выборов мэра Москвы. Тогда только большинство завсегдатаев этого интернет-ресурса заявили, что не будут голосовать за Сергея Собянина. Однозначно поддерживавших его набралось чуть больше 11%. В «реале» Собянин получил на выборах более 51% голосов москвичей.

То есть, резюмируя, где, как и кого спрашивать – это главный вопрос. Потому что можно сделать, конечно, как поступило другое известное СМИ, опубликовав данные опросов об отношению к Владимиру Путину, которые были проведены… на антиправительственных акциях протеста в Москве. Кто-то удивится, что 94% участников этих акций против Путина? Понятно ведь, что если бы они были «за», то на подобные митинги просто бы не пришли. Между тем данные опросов с репрезентативной выборкой – то есть с привлечением респондентов из разных регионов, разных возрастных категорий, социального положения, взглядов – фиксируют, что политику Путина поддерживают 87% граждан (при этом профессиональные социологи всегда закладывают погрешность в 3-5%).

Возвращаясь к нашим политическим реалиям, с тем же успехом, что и про Путина у митингующих на Болотной, можно спрашивать про поддержку Худилайнена на сайте «оппозиционного» местного интернет-издания. Такие опросы «хенд-мейд» появлялись и будут появляться регулярно, но и воспринимаются соответственно – как средство информационной борьбы на виртуальных просторах. И ничего более. В реальности, как показывает сказанное выше, все равно все по-другому.