«Спали по 15 минут в сутки»: карельские спасатели о борьбе с лесными пожарами

Начальник петрозаводской пожарной части № 4 Максим Курицын вместе с семью коллегами трое суток без перерыва останавливал пламя у поселка Суоёки. О том, как сотрудникам МЧС удалось победить пожар, а также о том, почему в лесу до сих пор неспокойно, — в материале «Республики».

Один из самых опасных пожаров горячего июля в Карелии бушевал вокруг поселка Найстенъярви Суоярвского района. В ночь на 15 июля огонь подобрался к домам вплотную, спасатели эвакуировали южную часть населенного пункта (70 человек, 15 из них дети). Позже срочно вывозить пришлось уже около 500 человек. Власти ввели в Найстенъярви режим чрезвычайной ситуации — второй раз за месяц (первый раз ЧС вводили с 7 по 12 июля из-за природного возгорания в Вешкельском лесничестве). Пожар удалось локализовать, а затем и потушить. Режим ЧС сняли 23-го числа.

Тушеие пожара в Найстенъярви. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Тушение пожара в Найстенъярви. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

При этом непосредственная угроза жизни людей была и в соседнем с Найстенъярви поселке — Суоёки. Там огонь сдержали за 1,5-2 километра до жилых домов, эвакуировать никого не пришлось. Прежде всего это заслуга восьмерых сотрудников МЧС Карелии во главе с начальником четвертой пожарной части Петрозаводска Максимом Курицыным. С 17 по 20 июля спасатели почти без отдыха тушили пожар — не пускали огонь через лесополосы между озером и железной дорогой. Курицын называет их перешейками. Всего их было два: между озерами Маймалампи и Сотинлампи и от Сотинлампи до железной дороги.

«В этом году была очень серьезная, опасная ситуация. В самые тяжелые сутки мы спали буквально 15 минут, — рассказал «Республике» Максим Курицын. — В остальное время бегали по лесам — с мотопомпами (вес одной мотопомпы около 30 кг — прим. авт.), ранцевыми огнетушителями. А пожар уже становился верховым, пламя шло стеной, перепрыгивало через железную дорогу за считанные секунды, расходилось вправо-влево. И мы сначала один перешеек отбивали, потом другой. Если честно, в некоторых моментах было страшно. Но благодаря нашему личному составу, руководству МЧС мы смогли справиться. Не допустили распространения огня. Если бы пожар перешел через эти перешейки, то дальше он пошел бы веером, распространился на всю территорию, и Суоёки мы могли бы не спасти».

Максим Курицын. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Максим Курицын. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Населенный пункт отстояли три сотрудника первой петрозаводской части и пять человек из четвертой. Все, по словам Курицына, добровольцы. Все знали, на что шли, и были готовы выкладываться на 100%. Им помогали двое лесничих: Анатолий Иванов и Евгений Сенкевич. Наш собеседник отдельно настоял на том, чтобы прозвучали их имена. Приходила помощь от местного населения. Так, фельдшер Юлия (фамилию свою она так и не назвала, говорит Максим Курицын) и ее помощник Евгений Киуру привозили продукты, поддерживали пожарных.

Но когда другие местные из поселка Найстенъярви в Сети начали писать про неработающих и пьющих водку спасателях, Курицыну с товарищами стало очень обидно.

«Это просто смешно. Мы спали по полчаса, по часу — о чем здесь можно говорить? — эмоционально отвечает начальник четвертой пожарной части. — Люди из леса выходили настолько уставшие, что если и шатались, то от усталости. Какое спиртное может быть? У нас элементарно не было свободного времени. И странно при этом разделилось местное население: одни были готовы нам помогать и видели реальную картину происходившего, а другие как специально обливали грязью, хотя сами не находились в этом районе и писали непонятно что».

Максим Курицын. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Максим Курицын. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

По словам Максима Курицына, недавно по телефону он разговаривал с фельдшером Юлией. Она тоже не понимает, откуда берутся сообщения о бездельничавших пожарных. Юлия видела реальную картину, в отличие от тех, кто распускает сплетни, отметил Максим Курицын.

У спасателей есть претензии и к федеральным журналистам, и к некоторым коллегам. Например, в одном из репортажей петербургской «Фонтанки» написали, что лесные пожары в Карелии якобы заставили местных жителей почувствовать свою ненужность. В частности, издание цитирует сотрудника Карельского центра охраны лесов Николая Вакулича.

«…на пожаре как-то забыли про пятерых рядовых спасателей, они «трое суток сидели без жратвы и спальных принадлежностей», еду им в итоге носили местные из близлежащего поселка», — цитирует «Фонтанка» слова Вакулича.

Максим Курицын рассказал, что под «забытыми» спасателями Николай Вакулич имел в виду его группу у Суоёки. Петрозаводский пожарный категорически не согласен с такой оценкой. По его словам, спасателей всем необходимым руководство обеспечивало, кроме того, с продуктами помогали жители окрестных поселков. Люди искренне хотели помочь, и спасатели принимали помощь с благодарностью, но вовсе не из-за того, что у них ничего не было.

«К нам приезжали двое местных — фельдшер Юлия и с ней мужчина. Привозили нам совместно с руководством МЧС питание, необходимое ПТВ (пожарно-техническое вооружение — прим. авт.), всячески помогали нам, поддерживали. Мы постоянно были в контакте с нашим руководством, то, что в иных статьях пишут, что мы были забыты или потеряны, такого не было. Всё было у нас под контролем», — заявил Курицын.

Лесной пожар в районе Найстенъярви. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Лесной пожар в районе Найстенъярви. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

3 августа власти Карелии объявили, что все лесные пожары удалось потушить. При этом опасный сезон в лесах республики не окончен, поэтому все специальные службы находятся в постоянной готовности. В том числе личный состав пожарной части № 4 в Петрозаводске.

«Когда мы находились там, на передовой, у меня была постоянная связь с частью, были готовы добровольцы, которые могли выехать к нам либо на помощь, либо на смену, — заявил Максим Курицын. — Со своей задачей мы справились — не допустили огонь к населенным пунктам. Было очень много работы до последнего момента. И сейчас мы готовы. У меня есть список людей, которые, как говорится, сидят на чемоданах, готовы в любой момент выехать на любое ЧС».

Леса в Карелии горели с начала июля. В пиковые моменты общая площадь возгораний превышала 15 тысяч гектаров. Самые крупные пожары зафиксировали в Суоярвском, Сегежском, Пряжинском и Муезерском районах. Общая группировка сил, брошенных на тушение пожаров, к 23-му числу составляла 1,1 тысячи человек и 197 единиц техники.

Это специалисты Карельского центра охраны лесов, арендаторы, силы МЧС, отряды противопожарной службы, добровольцы, федеральная авиалесоохрана (24 человека из Йошкар-Олы, Коми и других регионов), а также сотрудники Невского спасцентра из Петербурга (100 человек) и пожарные десантники из Архангельской (21) и Мурманской областей (10).

3 августа все возгорания в лесах Карелии ликвидировали.