Жительница Карелии, обвиняемая в оправдании терроризма, опровергла информацию оппозиционных СМИ

Екатерина Муранова, которую недавно задержали при приобретении наркотиков, утверждает, что журналисты ряда изданий пытаются использовать ее имя в своих целях.

Телеканал НТВ рассказал о жительнице Медвежьегорска Екатерине Мурановой, в отношении которой весной этого года было возбуждено уголовное дело о публичном оправдании терроризма. Внимание правоохранительных органов девушка привлекла после того, как разместила в соцсети сообщения в поддержку Михаила Жлобицкого, который 31 октября 2018 года взорвал самодельную бомбу в управлении ФСБ в Архангельске.

Екатерина Муранова. Фото6 vk.com

Екатерина Муранова. Фото6 vk.com

— К ней — на всякий случай — приехали с обысками: вдруг и она собирается что-то взорвать? Но некоторые агентства решили перевернуть всё и объявили ее чуть ли не политзаключенной. О ней снимали печальные ролики: молодая мать под следствием, ей нечем кормить маленького сына, счета заблокированы. Хотя на момент задержания Екатерина и так не работала, — сообщается в сюжете федерального телеканала.

В ноябре Муранова стала фигуранткой еще одного уголовного дела, на этот раз из-за наркотиков.  Женщина заказала и оплатила запрещенные вещества через нелегальный интернет-магазин и из Медвежьегорска отправилась в Прионежский район, где были спрятаны наркотики. В тот день с ней вместе был ее знакомый, с которым они употребляли наркотические вещества.

Свою вину Муранова сразу же признала. Однако в ряде СМИ появились публикации о том, что наркотики ей подбросили. Телеканал НТВ показал оперативную съемку, где жительница Медвежьегорска утверждает: она не говорила журналистам ничего подобного. По словам Мурановой, после публикаций она пыталась связаться с журналистами изданий, которые находятся в контакте с лидерами оппозиции, но там ее слушать не стали, хотя она прямо говорила, что никто ничего ей не подбрасывал.

Муранова также заявила, что оппозиционные СМИ пытаются использовать ее имя в своих целях, хотя сама она хочет, чтобы процесс побыстрее закончился и ее оставили в покое, прежде всего журналисты.