Газовый детектив

Разбирательство по взрыву газа в жилом доме № 22 на улице Пробной больше напоминает лихо закрученную историю. Уголовное дело уже рассматривается в суде, но в нем больше вопросов, чем ответов.

Очередное заседание в суде Петрозаводска прошло в минувший четверг. За свидетельской трибуной оказался сам подсудимый — Сергей Парфенов, который 18 сентября 2015 года закончил ремонт в злополучной квартире и подключил старую газовую плиту. На следующий день около 14 часов в квартире произошел взрыв.

По мнению следствия, Парфенов присоединил к плите поврежденный шланг, возникла утечка, которая и привела к трагедии.

Взрыв газа на улице Пробной. Фото: Виталий Голубев

Взрыв газа на улице Пробной. Фото: Виталий Голубев

Выйдя к трибуне, Парфенов предпочел выстроить свои показания в форме рассказа и начал его издалека, вспомнив эпизод еще лета прошлого года, когда также делал ремонт в этой квартире. В один из дней он закрыл вентиль на газовой трубе, ведущей к плите, и хозяйка квартиры — 80-летняя пенсионерка Антонина Сметанникова — не смогла включить плиту, поскольку не знала, что надо отрывать вентиль.

«Это я к чему, просто хочу сказать, что если вентиль перекрыт, бабушка плитой не могла пользоваться», — пояснил свой экскурс в историю Парфенов и перешел к событиям сентября прошлого года, когда они с напарником делали ремонт на кухне.

Работникам пришлось заливать новый пол, и для этого потребовалось отсоединить старую газовую плиту. Все время, что шел ремонт, пенсионеры готовили на электроплитке, а когда подошло время сдавать работу, газовую плиту попросили подсоединить обратно.

«Была такая интонация, можно мойку не ставить, стиральную машину не ставить, но готовить надо. (Мы ответили) Ну если уж так настоятельно (просите), то поставим, но плита в таком состоянии древнем… пипец…», — эмоционально объяснял Парфенов.

По его словам, перед присоединением шланга к плите он осмотрел его и решил, что тот в хорошем состоянии. Вывод он сделал после того, как провел рукой по нему и не обнаружил заусенцев. «Был мягкий, гибкий шланг», — рассказал Парфенов.

Суд по делу о взрыве на Пробной

Сергей Парфенов с адвокатом. Фото: ИА «Республика» / Анастасия Залазаева

По словам подсудимого, сразу же после подсоединения шланга он включил одну из конфорок и показал хозяевам, что техника работает. Это произошло около 10:30 18 сентября, в пятницу, и в течение как минимум двух часов, по словам Парфенова, вентиль был открыт, но запаха газа в кухне не было.

«Он бы (шланг) себя выдал. Ушли мы около двух часов из квартиры, запаха не было», — продолжал рассказывать Парфенов.

Перед уходом из квартиры, рассказал Парфенов, он закрыл вентиль на трубе, перекрыв доступ газа к плите. С этого момента начинаются нестыковки.

По версии следствия, после подключения плиты был запущен опасный процесс. Из-за того, что шланг был перекручен, в нем образовались микротрещины, через которые газ стал просачиваться наружу. По мнению экспертов, необходимая для взрыва концентрация могла образоваться не раньше, чем через 16 часов после начала утечки.

Взрыв газа на Пробной, 22. Фото: Виталий Голубев

Взрыв газа на Пробной, 22. Фото: Виталий Голубев

Таким образом, если предположить, что утечка началась в 10 утра в пятницу, то взрыв мог произойти не раньше двух часов ночи субботы, однако это не вяжется с рассказом пенсионерки Антонины Сметанниковой, которая оказалась в эпицентре взрыва и скончалась в больнице через несколько дней после произошедшего. Перед этим она успела дать пояснения следователям.

По словам женщины, в пятницу, после того как ремонт на кухне был принят, она уехала с дочкой на дачу, а вернувшись вечером домой, не смогла включить плиту. Горящую спичку она подносила к плите и на следующее утро в субботу, но плита по-прежнему не работала, хотя в это же время газовая колонка исправно грела воду.

Внешне ситуация копирует ту, о которой рассказывал Парфенов в начале своего выступления, и, вполне возможно, вентиль газовой трубы оставался закрытым на протяжении всего этого времени. Если это так, то возникает противоречие с выводами экспертов, которые настаивали на том, что газ должен был копиться в квартире на меньше 16 часов.

О событиях в квартире непосредственно перед взрывом рассказала почтальон Ольга Глинская, которая вышла из квартиры пенсионеров Сметанниковых за несколько минут до трагедии. В тот день она разносила пенсию жильцам дома на Пробной.

«Я стала подниматься на площадку на третьем этаже и стала проходить мимо 68-й квартиры (где произошел взрыв), и мне показалось, что пахнет газом. Я долбилась минут 15, не могла достучаться. Потом мне бабушка открывает двери… И когда она мне открыла, запах этот мне в лицо дал. Я сразу рванула на кухню и первое внимание — на плиту. Я посмотрела — плита в выключенном состоянии. Меня поразило то, что там чистота. До этого там было… ну грязно, скажем так. А тут сделан ремонт», — рассказала почтальон на суде.

Ольга Глинская дает показания в суде. Фото: ИА "Республика"/Максим Алиев

Ольга Глинская дает показания в суде. Фото: ИА «Республика» / Максим Алиев

Выключенная плита, чистота на кухне и покрашенные подоконники и двери, по словам почтальона, ее смутили: она подумала, что перепутала запах газа с запахом свежей краски.

Я сказала бабушке: «Пахнет!» «Нет, — она мне отвечает. — Лена (дочь пенсионеров) сделала ремонт». Я говорю: «Может, вызовем газовиков?» «Ой, придут, напачкают. Нет, не надо» — отвечает она.

Вентиль на газовой трубе почтальон не заметила, поэтому на вопрос, был он открыт или закрыт в момент перед взрывом, она ответить не смогла.

Из квартиры пенсионеров почтальон, по ее словам, вышла в растерянности и поделилась своими сомнениями с проходившим мимо молодым человеком. Ольга Глинская рассказала, что тот начал звонить в аварийную службу и даже уточнял номер квартиры, где есть запах.

Последствия взрыва в квартире дома на Пробной. Фото: Виталий Голубев

Последствия взрыва в квартире дома на Пробной. Фото: Виталий Голубев

Интересно, что слова почтальона расходятся с другими показаниями. К примеру, пенсионерка Антонина Сметанникова рассказывала, что почтальон к ним в квартиру перед взрывом заходила, но о газе ничего не говорила, а в аварийной службе «Петрозаводскгоргаза» сообщили, что звонок о запахе поступил не от мужчины, а от некой женщины в 13:20 (примерно за 40 минут до взрыва), и она жаловалась на запах газа в подъезде, а не в конкретной квартире.

Впрочем, однозначно указать организацию, куда дозванивался молодой человек, почтальон не смогла.

Что стало причиной взрыва? Ответить на этот вопрос было предложено петербургским экспертам, которые отметили, что из-за перекручивания шланга в нем могли образоваться микротрещины. Разница между «могли» и «образовались» очевидна, поэтому экспертов привлекли к процессу в качестве свидетелей.

Петрозаводский городской суд. Фото: ИА "Республика"/Николай Смирнов

Петрозаводский городской суд. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Заслушать их показания планировалось в четверг с помощью видеосвязи, но они в тот день в суд не пришли. А их телефоны молчали.

Адвокат несколько раз заявлял ходатайство о принудительном привлечении экспертов к заседанию. С ним была согласна и государственный обвинитель, но судья Новоселов дважды отклонял ходатайство.

«Почему же эксперты-то не приходят?» — сказал своей жене Сергей Парфенов, выходя из зала суда. По всей видимости, на их показания он очень надеялся.

Взрыв газа на Пробной, 22. Фото: Виталий Голубев

Взрыв газа на Пробной, 22. Фото: Виталий Голубев

Парфенов считает, что проведения одной лишь экспертизы шланга газовый плиты недостаточно. Проверить нужно и газовую колонку, но взрыв разворотил ее так, что проводить исследования отказались.

«Нашли дурачка со шлангом, колонку никто не хочет проверить», — посетовал обвиняемый.

В ответ на это судья поинтересовался у Парфенова, какая именно неисправность случилась в колонке, из-за которой, по его мнению, мог произойти взрыв. Парфенов вынужден был признать, что с конструкцией этой колонки не знаком, поэтому сказать точно, что в ней могло сломаться, он не может.

Тем не менее, по словам обвиняемого, диаметр шланга колонки примерно в три раза больше шланга для плиты, поэтому и времени на заполнение квартиры газом понадобится в три раза меньше.

Взрыв газа в доме №22 по улице Пробной в Петрозаводске

Взрыв газа в доме № 22 по улице Пробной в Петрозаводске. Фото: Виталий Голубев

Если учесть, что хозяйка квартиры пользовалась горячей водой в 8 утра, то через 5 часов концентрация газа могла достичь взрывоопасного уровня, считает Парфенов.

Впрочем, будут ли слова Парфенова иметь какой-либо вес для суда — большой вопрос. В качестве эксперта обвиняемый выступать не может. Более того, юридически Парфенов не должен был самостоятельно подключать газовую плиту. Несмотря на то, что еще в начале 90-х он получал образование автослесаря и изучал автомобильное газовое оборудование, а позже получил «корочку» оператора котельного оборудования, на момент взрыва его квалификация не была подтверждена, а следовательно, работать с газовым оборудованием он не имел права.

Сейчас этот факт как никакой другой играет против самого Парфенова. Остается надежда, что ясность все-таки внесут петербургские эксперты. Для этого им надо появиться в суде на следующем заседании хотя бы по видеосвязи.