Дело «Петропита»: точка не поставлена?

Когда Петрозаводский суд вынес приговор по нашумевшему делу «Петропита», многие региональные СМИ сообщили, что в истории о крупном мошенничестве с муниципальным имуществом карельской столицы поставлена точка. Но, скорее всего, все-таки пока многоточие: обе стороны – и осужденные, и обвинение – могут обжаловать приговор.

Дело «Петропита» попало в разряд резонансных не из-за его уникальности. И ранее по аналогичным уголовным делам обвинительные приговоры выносились. Вспомнить можно, например, дело о «Неглинской набережной», когда на скамье подсудимых оказалась большая группа в составе нескольких бизнесменов, директора одного из муниципальных предприятий и бывшего первого вице-мэра Петрозаводска. В результате преступного сговора этой группы товарищей два муниципальных здания в самом центре города и внушительный земельный участок под ними ушли в частное владение за копейки.

Затем было уголовное дело о продаже банно-прачечного комбината. Обвиняемым по нему проходил петрозаводский бизнесмен Евгений Лапин, и все также закончилось обвинительным приговором. Ну и, наконец, дело «Петропита».

Все эти уголовные дела объединяет очень похожая схема перехода муниципального имущества в частные руки. Есть некие объекты недвижимости, принадлежащие городу: здания и, самое главное, внушительные участки земли под ними. И есть коммерсант (или группа коммерсантов), положивший на них глаз. Вот только раскошеливаться и покупать объекты по рыночной стоимости очень не хочется. Существенно занизить ее позволяет обременение в виде долгосрочной аренды, которая после сделки сразу же аннулируется, и частное лицо (или лица) становится полноправным владельцем внушительного куска муниципальной собственности. При этом в каждом таком случае городская казна лишается десятков миллионов рублей.

Разные приговоры

Схема, еще раз повторимся, не уникальная, но вот приговоры по этим трем уголовным делам вынесены различные. Так, осужденные по делу о «Неглинской набережной» получили реальные сроки лишения свободы – от 4 до 6,5 года (затем двум из них Верховный суд Карелии смягчил наказание, но незначительно, сократив срок на три месяца). А вот Евгений Лапин получил условный срок, так же, как и обвиняемые по делу «Петропита»: бывший директор этого муниципального предприятия Ольга Залецкая, экс-депутат Заксобрания Карелии Анастасия Кравчук и директор торговой сети «Ленторг» Александра Корнилова.

Почему такая разница? Попробуем разобраться.

В деле о «Неглинской набережной» смягчающих обстоятельств, которые позволили бы назначить условное наказание, суд не обнаружил. Зато отягчающих было немало: высокий муниципальный пост одного из фигурантов, совершение преступления в составе ОПГ и так далее. При этом обвиняемые до последнего заявляли, что ничего противозаконного не совершили: то есть о деятельном раскаянии и сотрудничестве со следствием речи явно не шло.

В случае с банно-прачечным комбинатом было так: бизнесмен Лапин свою вину полностью признал, со следствием активно сотрудничал, ущерб городской казне возместил. Хотя, наверное, мог бы поступить несколько иначе, например, переложить как минимум часть вины на директора МУПа. Почему предприниматель так не поступил, достоверно судить со стороны невозможно, но факт остается фактом: за спину женщины, которая руководила муниципальным предприятием, он прятаться не стал, признав, что мошенническую схему придумал и организовал сам.

Только исполнительницы

А вот в деле «Петропита» все вышло наоборот. Как известно, следствие считает, что организатором мошеннической схемы продажи имущества этого муниципального предприятия — здания комбината школьного питания и земли под ним – выступал бизнесмен Василий Попов. Его супруга Кравчук, директор созданной им торговой сети «Ленторг» Корнилова и руководитель МУПа Залецкая (в ту пору бывшая еще и депутатом Петросовета, куда попала при поддержке Попова) по сути были лишь исполнительницами.

У каждой была своя роль: Залецкая пробивала в горадминистрации разрешение на продажу здания. Корнилова (точнее, возглавляемое ей ООО «Ядвига») выступила в качестве арендатора комбината, заключив договор на 49 лет. Это позволило выставить здание на торги по сильно заниженной цене и одновременно отбить интерес к его покупке у «посторонних» претендентов. В итоге единственным участником аукциона стала Кравчук, у которой волшебным образом нарисовались 18 миллионов рублей на покупку недвижимости (при том что задекларированный ею как депутатом Заксобрания ежегодный доход был в разы меньше).

После завершения сделки Корнилова спешным образом долгосрочный договор аренды расторгла, и жена Василия Попова стала обладательницей ничем не обремененного имущества.

Повторимся, на этой версии настаивало следствие. И вынесенный в отношении женщин приговор, очевидно, свидетельствует, что суд посчитал ее доказанной. Конечно, были приняты во внимание и смягчающие обстоятельства: например, то, что у Залецкой и Кравчук есть несовершеннолетние дети. Но думается, что повлияло на решение суда и то, как повел себя Попов. Он сначала во всеуслышание заявлял, что и к аресту готов и женщин своих в обиду не даст, но… В итоге бизнесмен скрылся за границей, где и находится по сей день, и дело в отношении него было выделено в отдельное производство.

Отдуваться же по делу о мошенничестве пришлось дамам. Но если и были опасения, что на них, мол, «отыграются за Попова», то они абсолютно не подтвердились. Сажать женщин в то время, как главный комбинатор отдыхает за границей, действительно по-человечески было бы, наверное, несправедливо (хоть они и ведали, что творили, и не под дулом пистолета участвовали в сделке).

Как бы то ни было, суд вынес максимально гуманный в данном случае приговор в виде условного лишения свободы. Конечно, заплатить штрафы и возместить ущерб городскому бюджету осужденных обязали. Но, думается, для людей, способных в одночасье найти пару десятков миллионов рублей на покупку недвижимости, это не должно составить большого труда.

Дело о мошенничестве как знамя оппозиции?

Впрочем, повторимся, если информация о подаче апелляционных жалоб подтвердится, то останется ждать, оставит ли Верховный суд Карелии приговор без изменения или нет. Обжалование – это с одной стороны вполне рутинная и обычная юридическая процедура. С другой — не исключено, что это дело в очередной раз попытаются использовать в политических целях.

В России все ближе президентские выборы. И в информационном пространстве их приближение ощущается все явственнее буквально с каждым днем. При этом традиционные прозападные оппозиционные политические силы подходят к этим выборам в катастрофическом состоянии. В Карелии, лишившись своего спонсора Попова, «яблочники» даже не стали пытаться выдвинуть кандидата на губернаторский пост, чем очень разочаровали своих сторонников.

При этом нельзя забывать, что самый главный российский «яблочник» Григорий Явлинский уже заявил о президентских амбициях. Но для того, чтобы убедить спонсоров в избирательную кампанию вложиться, надо реанимировать имидж партии как борцов с режимом, которых гонят и преследуют. Дело «Петропита» у «яблочных» политтехнологов на этот случай точно лежит в загашнике.

Свидетельствуют об этом хотя бы различные телодвижения в парторганизации: например, летом в карельском отделении скоропостижно поменяли руководителя. Возглавлявшую его лет десять Александру Спиридонову перетасовали на… все ту же Ольгу Залецкую (причем официально в партию она спешно вступила чуть ли не за неделю до этого). И произошли эти кадровые перемены незадолго до того, как судебное разбирательство по делу «Петропита» вышло на финальную стадию – вынесение приговора.

Для чего это было сделано, понятно. «Главу регионального отделения «Яблока» приговорили по громкому уголовному делу» — такие заголовки в СМИ звучат гораздо завлекательнее, чем банальное «Экс-директор МУПа осуждена по делу о мошенничестве».

В любом случае дело «Петропита», если потребуется для избирательной кампании федерального «Яблока», можно будет вытащить и трясти им как примером «преследований оппозиции». Пример, конечно, так себе, с душком и не особо убедительный, но какой уж есть. Оправдаются ли эти прогнозы, увидим уже скоро.

Абзац