Сямозеро: истории выживших детей

Перегруженные плоты, неподходящие по размерам спасжилеты, игнорирование штормового предупреждения, запреты звонить спасателям — об этом рассказали следователям выжившие в сямозерской трагедии дети. В Петрозаводском городском суде продолжается процесс, по которому проходят шесть обвиняемых.

Музей ангелов на Сямозере в Кудаме

Фото: "Республика"/Николай Смирнов


«Нас очень сильно сносило и штормило. Мне было очень страшно, каноэ раскачивало по волнам, вода забрызгивала лодку, ее сильно раскачивало, мы пытались удержаться на плаву и добраться до острова. Лодку перевернуло, и я оказался в воде под ней. Когда я попал в воду, мне пришлось снять жилет, так как я оказался под водой, и лодка — прямо надо мной. В жилете у меня не получалось вынырнуть сбоку от лодки. Я видел детей в воде. У них была паника, они были сильно напуганы, пытались выбраться на берег, кричали. Я хорошо плаваю и поплыл к берегу, как мне показалось на тот момент, к ближайшему от меня острову», — это рассказ Сергея Уткина, ученика 7-го класса одной из московских школ. Он спасся, его приятель и одноклассник Игорь Ильин утонул.

В настоящее время в Петрозаводском городском суде гособвинение продолжает зачитывать показания детей — свидетелей страшной трагедии, которая произошла 18 июня 2016 года в летнем лагере на Сямозере, когда группа из 47 школьников отправились в водный поход, во время шторма два каноэ перевернулись и 14 школьников 6-7-х классов московских школ утонули. Выживших ребят следователи допросили в присутствии психологов и родителей сразу после трагедии.

С момента трагедии на Сямозеро прошел год

С момента трагедии на Сямозере прошел год. Фото: пресс-служба правительства Карелии

По «сямозерскому делу» на скамье подсудимых Петрозаводского горсуда шесть человек. Арестованные, директор лагеря Елена Решетова и ее заместитель Вадим Виноградов, слушают рассказы выживших детей с каменными лицами. Инструкторы лагеря, которые также отправились тогда в этот злосчастный поход, находящиеся под подпиской о невыезде Валерий Круподерщиков и Павел Ильин, сидят вместе, иногда переговариваются. Судья Александр Смирнов на одном из заседаний даже сделал им замечание. Находящиеся также под подпиской о невыезде бывший руководитель Роспотребнадзора Анатолий Коваленко и его тогдашний заместитель Людмила Котович слушают истории, рассказанные детьми, делают записи в блокнотах, они несогласны с предъявленным обвинением по статье УК «Халатность». Из всех подсудимых только Вадим Виноградов признал вину.

Вадим Виноградов с адвокатом. Фото: ИА "Республика"/Максим Смирнов

Вадим Виноградов с адвокатом. Фото: ИА «Республика» / Максим Смирнов

Показания детей, которые они дали следователям, разнятся, и это понятно: они находились в состоянии шока, к тому же у всех разное восприятие событий, разная оценка произошедшего. Некоторые, например, сообщили, что инструктажа перед водным походом не было вовсе, а другие рассказали, что их проинструктировали перед выходом, как вести себя в воде, если лодка перевернулась. Тем не менее, без разницы в деталях, общая канва восстановленных в памяти событий 17-19 июня у всех одинаковая.

Сергей Уткин рассказал следователям, что не очень хотел отправляться в лагерь, так как был там в 2011 году и у него тогда не сложились отношения со сверстниками. По прибытии в лагерь 3 июня всех ребят разделили по отрядам. Сергей попал в отряд «Поморы», его поселили в комнату с тремя другими мальчиками. В соседней комнате жили шесть ребят.

— Перед проверкой одну кровать убирали, а после проверки возвращали на место, — сообщил Сергей Уткин.

парк-отель Сямозеро

Парк-отель Сямозеро. Фото: Илья Прохоров

Потерпевший также рассказал, что в лагере еда была вкусной и ему хватало. Все было по распорядку: проходили тренировки, концерты и различные занятия. «Поморов» учили грести. Инструкторами в отряде были Валера и Паша (Павел Ильин и Валерий Круподерщиков — прим. ред.), их все называли по имени.

— Инструктор Валера был хороший, он мне понравился, даже когда я болел, он приходил и заботился обо мне, приносил еду, навещал меня, — сказал Сергей Уткин.

Валерий Круподерщиков и Павел Ильин

Валерий Круподерщиков и Павел Ильин. Фото: ИА «Республика» / Максим Смирнов

Примерно за неделю стало известно о предстоящем водном походе. Маршрут был такой: на двух каноэ и рафте отряд «Поморы» должен был добраться до так называемого Пятого пляжа, который расположен на материке, туда можно добраться пешком. Инструкторы пояснили, что это будет тренировочный переход. Там группа должна была переночевать и затем отправиться на Змеиный остров. Там тоже должны были переночевать и затем выдвинуться дальше — на Коровий остров, откуда после ночевки группа должна была вернуться назад в лагерь. Весь поход должен был занять четыре дня — с 17 по 20 июня.

Сергей сообщил следователям, что очень много детей не хотели ехать в поход из-за сообщения МЧС о штормовом предупреждении, но Вадим Виноградов заставил ехать всех. Следователи также установили, что каноэ и рафт были перегружены — на них посадили больше людей, чем позволяли технические характеристики. На два каноэ разместили по 12 подростков и по одному инструктору. В рафт сели 23 ребенка, при этом двое детей имели инвалидность, у некоторых были серьезные хронические заболевания, спасжилеты не подходили по размеру детям и не могли обеспечивать безопасность на воде. В МЧС о походе и составе группы так никто и не сообщил. В заключении Роспотребнадзора, которое разрешало работу лагеря, был отдельный пункт, который запрещал проводить какие-либо походы за пределами территории, однако Решетова и Виноградов игнорировали этот пункт, чтобы выполнить условия контракта, подписанного с правительством Москвы.


— Перед походом я слышал, что ребятам приходят СМС сообщения от МЧС о том, что объявлено штормовое предупреждение и выход на воду запреще. Знали ли об этом вожатые или директор, я не знаю, но было много детей, которые не хотели ехать в поход из-за этого предупреждения, мы говорили вожатым, что не хотим ехать, но нам сказали, что директор лагеря велел всем ехать, так как это запланированное мероприятие. Я сильно не хотел ехать и даже звонил маме, чтобы она меня забрала, это было дня за три до поездки, — рассказал Сергей.
Предполагаемое место пропажи двоих рыбаков на Сямозере

Предполагаемое место пропажи двоих рыбаков на Сямозере. Фото: vk.com/alexmoptz

Но 17 июня смертельный водный поход все же начался. Всех, кто посильнее, посадили на рафт, остальных — на каноэ. По словам семиклассника, инструктаж проводили, но рассказали только о том, как грести. С собой взяли пакеты с едой. Телефоны с собой взяли не все, кто-то оставил, побоявшись, что их можно намочить в воде. Так же, как и другие свидетели, Сергей рассказал, что спасжилеты были разных размеров и многим они не подходили. Они висели или валялись в сарае. Некоторые дети надевали жилеты сами, некоторым помогали застегивать взрослые.

— Я вначале хотел сесть в рафт, но мне не хватило места и я сел в каноэ. Со мной в каноэ было двое взрослых — вожатая Люда, инструктор Валера и еще 10 детей. В другом каноэ взрослых не было вообще, только дети, — сказал Сергей.

На пятом пляже поставили палатки — их ставили сами, а инструкторы помогали. Приготовили еду, легли спать. На следующий день примерно в 10 часов утра отправились на Змеиный остров.


— На мне была жилетка, которая была мала, и я втягивал живот, чтобы ее застегнуть. Когда из-за шторма рафт отнесло далеко от каноэ, Вадим, находившийся на рафте, позвонил инструктору Валере и сказал, чтобы мы разворачивались и ехали на какой-то остров, до Змеиного острова на тот момент оставалось совсем немного — примерно 20-30 метров, но Валера сказал, что у нас нет еды и воды и нам надо вернуться к рафту, так как все продукты находились там, и мы повернули назад. Мы плыли долго, были очень большие волны,- рассказал Сергей.

Через некоторое время каноэ перевернулось…

Трагедия на Сямозере. Фото: Илья Прохоров

Трагедия на Сямозере. Фото: Илья Прохоров

Мать Сергея Уткина сообщила следователям, что когда встретила сына, он был в состоянии шока и вел себя агрессивно. Он был очень расстроен тем, что не мог помочь другим тонувшим детям. В день трагедии утонул его одноклассник Игорь Фомин. Сергей Уткин рассказал следователям, что считает виновными директора и заместителя директора лагеря.

 

Елена Решетова

Елена Решетова. Фото: ИА «Республика» / Максим Смирнов

Ученица 6-го класса одной из школ города Москвы Наталья Кузнецова рассказала, что собиралась отправиться в лагерь вместе со своим братом Иваном. До отправки в интернете они увидели отрицательные отзывы о парк-отеле «Сямозеро», однако в правительстве Москвы заверили, что лагерь хороший, и было решено туда поехать.

Приехали в лагерь 3 июня 2016 года. Смена должна была продлиться 21 день. По словам потерпевшей, условия в лагере были нормальные, кормили пять раз в день. В лагере 4 раза проводились дискотеки, а также ежедневно разные конкурсы.

— Я не видела, чтобы наши вожатые или инструкторы употребляли алкоголь, не видела их пьяными, — сказала Наталья Кузнецова.

До трагического происшествия дети уже выходили в озеро на каноэ, инструкторы рассказывали, как себя вести на воде, как пересаживаться в лодках, как грести. О  том, как вести себя в случае шторма, ничего детям не рассказывали.

Спасательная операция на Сямозере

Фото: ИА «Республика» / Анатолий Петухов

— Нам лишь сказали, что, когда большие волны, надо соединить вместе два каноэ и держать их вместе, чтобы не перевернуться, непосредственно перед заплывом 18 июня инструктажа не было, — рассказала Наташа.

Жилеты перед отправлением в водный поход многие дети брали сами. Некоторым детям инструкторы затягивали так, что было трудно двигаться, они стягивали шею.

— Брали что попадется под руку и надевали на себя, — сказала Наталья Кузнецова.

Наталья, как и другие участники похода, рассказала, что перед отправлением с Пятого пляжа некоторые дети сказали Вадиму Виноградову, что не хотят отправляться в поход, поскольку накануне вечером 17 июня получили штормовое предупреждение от МЧС. Тогда еще можно было остановиться: с этого места назад можно было вернуться пешком. Но Вадим сказал, что дальше поплывут все, за исключением тех, у кого есть справки-освобождения от врача.

— Все вожатые, инструкторы, директор и Виноградов знали о сообщении МЧС, — заявила потерпевшая.

Также Наталья Кузнецова рассказала, что во время похода с Пятого пляжа 18 июня, когда начался шторм, Валерий Круподерщиков запретил звонить по телефону. Девочка также подтвердила, что в одном из каноэ инструкторов не было. Шторм начался примерно в полдень 18 июня.

Спасательная операция на Сямозере

Фото: ИА «Республика» / Анатолий Петухов

Наталья рассказала следователям, что многие дети просили Валерия Круподерщикова позвонить в МЧС, один ребенок начал звонить сам, но Круподерщиков ему запретил. Один мальчик, который впоследствии утонул, все же успел позвонить по телефону, он просил кого-то помочь, говорил, что группа детей посередине озера, он кричал: «Помогите нам». В ответ на это собеседник сказал, чтобы он больше не звонил и перестал шутить. (Как впоследствии выяснилось, это была фельдшер станции скорой помощи Суоярвской больницы Ирина Щербакова. Она приняла звонок детей за шутку и не стала реагировать на сообщение. Суд приговорил Ирину Щербакову к трем годам лишения свободы с отсрочкой до достижения ее дочерью 14-летнего возраста).

Наталья сообщила, что смутно помнит происходящее и потеряла сознание в качке. В какой-то момент в каное набралось очень много воды, и обе лодки перевернулись. Никаких указаний от инструкторов не поступало. Некоторые дети в каноэ говорили, что они не умеют плавать.

— Когда каноэ перевернулось, я и еще несколько детей оказались под лодкой, я нырнула, и увидела под ней пустой жилет, видимо кто-то из детей пытался выплыть из-под каноэ и утонул, так как с него слетел жилет. Жилеты были большими, не по размерам, была паника, все поплыли кто-куда, все плыли в разные стороны, никакой организованности не было, когда дети пытались влезть на перевернутые каноэ, Валера сказал плыть к острову. На одном из перевернутых каноэ остались Дима Король и Стас, почему они не поплыли с остальными, я не знаю. Вожатая Люда и инструктор Валера помогали некоторым детям, которые плыли рядом с ними. Я примерно через часа три-четыре доплыла до какого-то острова, и мы расположились там, — сказала Наталья Кузнецова.

Наталья Кузнецова с инструктором и несколькими детьми выплыла на один из островов. Очень хотелось есть, ели живых улиток и листья папоротника, которые нашел Валерий Круподерщиков, спали под еловыми ветками. Было очень холодно.

— Но мы уже были рады тому, что остались живыми и не утонули, — рассказала девочка.

40 дней. Трагедия на Сямозере. Фото: Николай Смирнов

40 дней. Трагедия на Сямозере. Фото: Николай Смирнов

19 июня детей обнаружили рыбаки. Они увидели яркие спасжилеты, которые дети положили на берегу. По пути к материку рыбаки подобрали на других островах спасшихся участников трагического похода, а также пустые спасательные жилеты.

В деревне Кудама детей покормили, отправили в баню, а затем — в больницу в Петрозаводск…

Спасательная операция на Сямозере

Фото: ИА «Республика» / Анатолий Петухов

В ближайшие дни в суде должны быть допрошены более 255 свидетелей обвинения, 52 свидетеля защиты и восемь экспертов. В частности, в качестве свидетелей вызовут бывшего вице-премьера Валентину Улич и экс-министра здравоохранения Карелии Ерванда Хидишяна. По делу проходят шесть обвиняемых.

Трагедия произошла 18 июня 2016 года, когда группа из 47 детей, отдыхавших в лагере «Сямозеро», отправилась в водный поход под руководством Вадима Виноградова и попала в шторм. В результате одна из лодок перевернулась, и 22 ребенка оказались в воде. 14 детей утонули. По версии следствия, Вадим Виноградов знал о непогоде, но принял решение о продолжении похода, руководствуясь указаниями директора лагеря Елены Решетовой.

Абзац