Вариации судьбы

«Возвращение в прошлое возможно… Современные научные технологии позволяют считывать мысленные образы и перемонтировать их, т. е. давать прожить индивиду альтернативную судьбу». В новом выпуске литературного проекта «Абзац» — научно-фантастический рассказ Ильи Рудштейна. А что бы вы сделали, если бы могли изменить свое прошлое?

Мозг, робот, механический человек

Фото: pixabay.com

Илья Рудштейн о себе: Биография моя незатейлива. Родился в Москве. После школы и срочной службы в армии в ракетных войсках — учеба в университете, работа в отраслевом научном институте, а затем работа на Дальнем Востоке в Приамурье. Потом Судьба наложила на меня домашний арест по медицинским причинам. Женат, двое детей. Вот, пожалуй, и все.

На приеме

Накатила на нашего героя очередная смурь. Сложилось, не как хотелось. Изменить бы прошедшее, да никак. Или? Дверь кабинета психолога легко отворилась.

— Вы ко мне? За столом сидел почтенный доктор. Вошедший замялся: «Вопрос деликатный».

— А ко мне с другими не ходят.

— Сожаления напрочь замучили, доктор, никакого сладу, все сетую на себя да сетую.

— Вот бы все возвернуть и по новой начать?

— Точно.

— Так Вы как раз по адресу: я этим и занимаюсь. Есть у меня метода.

— Что за метода?

— Изменить все.

— Разве ж птичку упорхнувшую вернешь?

— Не насовсем упорхнула.

— Как так?

В дебри теории не вдаваясь, поведаю, что возвращение в прошлое возможно с полной иллюзией реальности, а главное, возможностью мысленного изменения былого.

— Погрузиться в сон?

— Не просто погрузиться и всколыхнуть воспоминания. Современные научные технологии позволяют считывать мысленные образы и перемонтировать их, т. е. давать прожить индивиду альтернативную судьбу.

— Режиссера пригласите?

— В этом деле психолог сам режиссер.

— А каково возвращаться к суровой действительности?

— На то реабилитация есть, а если фундаментально подправить кое-что в истории, то и вовсе не вспомнишь о подмене.

— Никогда?

— Никогда.

— Так это обман получается?

— Получается переселение в другую реальность.

— Интересно. И без последствий для здоровья?

— Без малейших каких-либо. Решайтесь, вы наш клиент.

— И как мне зачислиться в Университет после провала? Вообразить себя студентом наперекор приемной комиссии?

И как вернуть девушку, стерев память о разрыве у обоих?

— Именно так оно и будет, будто на другой планете, с которой вы вернетесь через два часа.

 

Проверка на вшивость

Молодые слились в долгом поцелуе.

— Ты, Маш, прости меня за вчерашнее, наговорил я бог весть что.

— Да я тоже, Саш, хороша — позволила себе чистейшую провокацию.

Лица обоих озарились улыбками, полными нежности и благосклонности друг к другу.

Планов наметилось громадье, включая поездку на катере и поход на театральное представление.

Все-таки хорошо, когда фартит и шар катит в лузу — просто крылья вырастают.

К вечеру решено было завалиться на званый ужин к приятелю по случаю дня его рождения.

Приятель был парень видный, известный своими любовными похождениями ловелас — ни дать ни взять легендарный Казанова.

Дорогостоящий музыкальный центр отбивал такт, и начались танцы.

Сашина пассия чрезмерно прильнула к хозяину торжества — внутри у Саши все заклокотало.

Ситуация накалилась — насчет приятеля обманываться не приходилось.

Вдруг к Александру подошла довольно миловидная девушка с приглашением на танец. Познакомились, девушку тоже звали Машей. «Вы как-то недобро смотрите на брата», — сказала она.

— Так он ваш брат? — не знал.

— Да и я вас впервые вижу. Вы знакомы с его девушкой?

— Его девушкой?

— Ну, да, они давно вместе.

— И что между ними?

— Любовь, разумеется.

— Откуда известно?

— Так разве сестре дозволено не посвятиться в личные тайны брата?

— А кто-то еще ей нравится?

— Не думаю.

Как ни странно, к своей новой знакомой Александр испытал нечто похожее на доверительное чувство. От нее исходила определенная манкость.

— А где вы учитесь? — спросила она.

— Я поступал в технический вуз, но неудачно.

— Дело не мое, но кажется, вы больше гуманитарий, чем технарь. Внешне так выглядит.

— А чем они внешне отличаются?

— Пожалуй, не столько внешне, сколько внутренне. А вы до сих пор свои задатки не выявили?

Тут полностью погас свет. Партнерша Сашу успокоила: «У нас такое случается время от времени, минут через 15 включат».

 

Первое возвращение

Саша открыл глаза и с удивлением обнаружил себя, лежащим на кушетке. Над ним склонилось лицо доктора.

Тот спросил: «Все ли нормально?»

Последовала реакция: «У меня тоже вопрос: Как мне вернуться в период хороших отношений со своей девушкой, когда не было ссор?».

— В молодости не стоит ломать Судьбу, гораздо мудрее — к ней прислушаться. У вас конфликт не только личный.

Отношения восстановить — дело несложное. Труднее — сесть в свои сани.

Взять хотя бы профориентацию — вы ведь действительно гуманитарий — это вещь объективная, связанная с работой структур мозговых полушарий.

Определяйте поле деятельности по методу исключения — не выбирайте ниву, от которой с души воротит, не старайтесь очутиться там, где вас не ждут, вопреки совету, призывающему полюбить неприятную работу, чтобы эффективно ее исполнить. Подобный прием имеет лишь кратковременный эффект.

Еще древние отмечали необходимость совпадения стилей работы и жизни.

Старайтесь обрести «свою тарелку» и уйти от душевного раздрая, когда «ум с сердцем не  в ладу».

Я не возвеличиваю лень, забыв про чувство долга и обязанности, я призываю к гармонизации.

Оказавшись на свежем воздухе, Александр позвонил приятелю. — Виталь, я вчера у тебя был?

— Да я приехал только что.

— А твоя сестра?

— Какая сестра?

— А у тебя их несколько?

— Есть троюродная в другом городе.

— А та, которая с тобой живет?

— Ты чего, я с предками живу.

— А день рождения как?

— Чей?

— Твой.

— Да он полгода назад прошел. Не помнишь разве — мы же вместе с тобой его отмечали?

«Действительно, чего я на автоматику поперся?», — застучала в голове мысль, «документы не поздно куда-нибудь еще сдать».

Центр Психологии Александру пришлось посетить вторично, предварительно записавшись по телефону. Доктор его малость пожурил: «Что ж вы убежали, ничего не сказав»?

— Я решил подумать.

— Почтенное занятие, не гнушайтесь им и впредь .

— Польза от сеанса есть, напрашивается переоценка своего рода.

— Пожалуй, следует признать подход правильным.

— Но ведь проблемы остались.

— Еще не вечер.

— А когда завечереет?

— Когда вопросы отпадут.

— И долго ждать?

— Будет вам и белка, будет и свисток.

— Александр, попробуйте описать, где и когда вы были счастливы, я вас туда отправлю.

— С концами?

— По желанию заказчика.

— Сомнительно как-то. Это точно не надувательство?

— Как вас по батюшке?

— Алексеевич.

— Так вот, Александр Алексеевич, вы даже представить себе не можете, что для меня эта тема. Придется мне поверить.

— Похоже, нужда заставит.

— Значит, сговорились.

Второе возвращение

Саша любил бывать на даче. Другим до речки сколько еще идти, а здесь открыл калитку в заборе, сбежал по косогору, и ты уже в воде.

В соседском доме жила Лиза. Не влюбиться в нее было нельзя. Помимо внешней привлекательности, от нее исходил магнетизм. Проходя мимо, она обдавала жаркой волной, и все внутри заходилось. Ее увидел Саша в метро и тотчас узнал, хотя времени прошло порядком.

— Лиза?

— Предположим, Лиза — дальше что?

— Это я Сашок, ты чего, меня не помнишь?

— Какой еще Сашок?

— В песочнице вместе играли, даже пожениться собирались, когда вырастем.

— Я в институт опаздываю.

— Выходит, ты старше меня, думал — наоборот.

— Спасибо за комплимент.

— А какой институт?

— Языковый. Теперь вспоминаю — ты в школе неплохо в учебе петрил. Извини, времени нет, я побежала. Приятно было.

Александр задумался: «Не прямая ли дорога ему в Иняз или все пустое?»

Ноги как-то сами привели его к пивбару, где всегда тусовались знакомые мужики. Уже, успевшая разгорячиться, группа проскандировала: «Шура, Шура!» — его окликали. Завязался разговор, и Александр прознал, что по нему тоскует Зоя, с которой он не преминул оперативно связаться.

Произошло невероятное: в приемной комиссии Иняза, куда Александр повез сдавать документы, он повстречал школьного учителя, пообещавшего помочь с поступлением. Удача замигала.

Очертания лица доктора стали явственными и контрастными, но голос остался  прежним: «Завтра жду вас в это же время».

 

Третье возвращение

В теории все просто: у человека есть выбор. Только как выбирать и из чего? Александр почувствовал отягощенность и неуютность.

У дома за пустырем Александр иногда поверял сокровенное воображаемому собеседнику, когда хотел остаться один. С этим чувством он и пришел на очередной прием.

— Так отчего тоска-печаль гложет? — спросил доктор.

— Мне, кажется, все не так.

— Так уж все?

— Проза жизни одолела, интересного мало, грустно.

— А мысль самому интерес привнести — не приходила?

— Неотступно.

— Без результата?

— Весь в поиске — собственно, почему я и здесь.

— Логично. И сдается, я знаю, на какую счастливую планету вас отправить.

Друзей у Саши хватало: и со школы, и по двору. Когда-то, насмотревшись боевиков в детстве, пришла чумная мысль — махнуть к индейцам в Мексику, а часть пути проделать в товарнике. Причуда — не столь безобидная, если разобраться, и чреватая последствиями.

Появившаяся с возрастом значительно позже, Маша влияла на него положительно. Размолвка с ней была травматичной, и найти замену оказалось непросто.

Но случилась счастливая встреча с Ниной, тоже собиравшейся поступать в Иняз. Решили готовиться вместе.

Но сначала подмыло съездить на море, где на фоне красивых диких скал привольно купались, ныряли и безмятежно загорали курортники. Выбор пал на Черноморское побережье. Водная гладь радужно переливалась и завораживала. Поверхность искрилась и от нее исходили блики. Саша возликовал. Нина тоже в эйфории блаженствовала.

Впервые за долгое время Александр почувствовал себя счастливым.

Дни неслись стремительно, и вскоре подошло время возвращаться домой. Но тут выяснилось, что на обратную дорогу не хватает денег. Весьма кстати подвернулась «халтура» — потребовалось для типографии погрузить в машину несколько больших рулонов бумаги и Саша воспользовался подработкой.

Пробуждение наступило.

— Как себя чувствует Александр Алексеевич?

— Очень хорошо, я все понял.

— Что именно?

— Что нужно совмещать труды и удовольствие.

— Мудро. Это парадигма царя Соломона.

История подвиги: Петрозаводск изначальный