Трюмо

«Далеко позади он оставил свой дом без жалости //он не знал но наверное так расстаются с тюрьмой // без оглядки на годы потерянные бежал от стен // от комода от шкафа от стульев и от трюмо». В новом выпуске литературного спецпроекта «Абзац» новая подборка стихов Ильи Раскольникова.

Кошка в феврале

Под рядами свисающих с крыш сталактитов-сосулек
Сеет щедро на тротуар натр дворник косой
Городишко скованный холодом как инсультом
В эти дни хорошо бы иметь игровую консоль
У него только свитер с оленями банки солений
И хронический кашель доставшийся от рудников
Как недавно сказал по телеку муссолини
Это был трудный год

Было время когда от напора гудели артерии
Когда мозг накалялся как в этой лампе спираль
Но осыпалось время как мертвое хвойное дерево
Легче вынести елку чем этот
Февраль

Он пытается встать но тело уже не сдвинешь
И когда после тщетной попытки хрипло дыша
Он уже понимает что все наконец-то финиш
Понимает что все что не надо себя утешать
Вот тогда из глухой темноты появляется кошка
По закону природы ей надо начать есть труп
Но она ступая бесшумно и осторожно
Подбирается и ложится ему на грудь

 

Археологам

ты возьмешь с собой все свои вышивки,
ноты cityofstarsрепетировать
и блокнотик для списков, а вишенкой
станет жесткий с thebigbangtheory.
я возьму с собой только записи.
ну и, может быть, в термосе кофе нам.
ну и несколько книг — не взять их все.
и баварскую кружку с рихтгоффеном.
и, когда, словно выброс везувия,
человеческое безумие
нас накроет своим черным пологом,
мы с тобою успеем обняться и
улыбнуться — тут есть чем заняться им,
археологам.

 

Трюмо

далеко позади он оставил свой дом без жалости
он не знал но наверное так расстаются с тюрьмой
без оглядки на годы потерянные бежал от стен
от комода от шкафа от стульев и от трюмо
освещало ли солнце дорогу иль месяц во тьме белел
не давая ногам отдохнуть бежал и бежал
ускоряя свой бег лишь стоило вспомнить ад мебели
и казалось не будет у этой земли рубежа
интересно ли нам побуждающее происшествие
что нарушило в жизненном цикле героя баланс
м.б. он устал вращать бытовые шестерни
и решил от рутины избавиться как от балласта
м.б. он устал от человеческой глупости
столько статуй воздвигнуто ей сколько в мире людей
м.б. не желая в ту беспросветную мглу пасть и
обессилев вконец от их сказок и моралите
он решил что пора из сетей этих выбираться и
побежал и ветер играл в его волосах
но возникли в какой-то момент искажённые реверберацией
в его голове голоса
ты уже опоздал уже пять минут двенадцатого
ты уже не успеешь чувак притормози
посмотри продавщица по горло продажей вина сыта
закрывает на ключ магазин
он искал смысл в боге всем сердцем пытался постичь его
и видение было ему как из века в век
жестокого алчного эгоистичного
бога создавал человек
он искал смысл в карле сагане в ричардедокинзе
и он вроде был близок к тому чтоб найти его но
потом понимаешь хани как будто украли цыгане вещдоки все
и стало ему все равно
он забыл где живет на итаке или в нантакете
с корабля дураков на шоу умалишенный
он пошел глядя прямо перед собой надо так идти
да ешё не бежал а шел
а теперь он стоит и глядит на свое свет мой зеркальце
отражение в прямоугольнике черной двери
магазина и видит как скалится загнанный зверь в кольце
им сами же растянутых красных флажков посмотри
посмотри на меня я снимаю маску рассказчика
видишь хани я здесь и сейчас снова с тобой
в этом мире в этой расширенной версии кащенко
где пора заменять уже мягкой обивкой обои
в этом мире слепых упрямцев где верят в ложь одни
а другие с завидным упорством не верят в правду
в мире жестоком где все мы немножко лошади
знаешь что меня радует
скажешь творчество нет оно превратилось в зависимость
да я торчем стал да я считая себя другим
на пегасе хотел проскакать подвешенный в выси мост
радуги-дуги
я был тот кто уверовав в собственную исключительность
в свой язык без костей язык что длиною с метр
нес ненужное этим людям словно учитель нес
доказательства смерти
доказательства необратимости вся концепция
в чем удел человека возведшего боль в абсолют
ограниченность крепко держит стальная цепь пса
и сейчас мне понятно не в этом нуждаются люди
прежний я за идею который бы с легкостью лег костьми
неприятностям шедший навстречу котенок гав
отступил грязь устав лить на мельницу злой уголек остыл
и зарытый лежит глубоко в земле томагавк
мои черные черновики наполняют мусорку
и меня это радует радует то что опять
я способен как в старые добрые чувствовать музыку
ощущать ее мягкий ток с головы до пят
вот ладонь моя это способно двоих успокоить нас
взявшись за руки мы… нет нетнет никуда не пойдём
предлагаю еще эпизод и потом быстрый коитус
а потом ляжем спать завтра будет ранний подъем

 

Шаман

Ушел я в лес, поближе к бревнам.
Покинул каменный ландшафт.
И в дебрях зарослях набрел на
Каркас вигвама-шалаша.

Коснулся я рукой скелета —
жердей скрепленных стяжкой жил,
Ища ответа – кто же в этом
Вигваме здесь доселе жил?

Отшельник, может быть, такой же,
Как я, чувствительный к шумам
Большого города? А может,
Совсем какой-нибудь шаман?

Как хорошо, что я в далекий,
Тернистый путь такой пошел
С рулоном парниковой пленки.
Да, пленка это хорошо.

Я полого полиэтилена
На ребра эти натянул —
Люблю общаться со вселенной
Через прозрачную стену.

Теперь мне нужно больше маны,
Она, надеюсь, свет прольет
На то, как сделаться шаманом.
Бью в бубен будни напролет.

Хорошие карельские книги. Почти даром