Стрела Амура

В фантасмагоричной сказке Алиссии Хорошавиной о любви стрела Амура не просто оживает, а становится главным действующим лицом. Читайте в новом выпуске «Абзаца» и комментируйте!

Сказка

Однажды весной низко над землей летел Амур и разглядывал прохожих. Из толпы выделялась девушка в белом платье. Ветер вздымал его подол, как парус. Бедра девушки плавно покачивались, словно кораблик на волнах. Она смотрелась в витрину каждого магазина.

Издали за девушкой следовал очень худой парень. Он сутулился, как будто на плечи ему давил тяжелый груз. Его глаза были уныло-серые, как небо в дождливый день.

Амур хитро улыбнулся и запустил в него стрелой с сердечком на конце. Стрела в полете вытягивалась, удлинялась… Коснувшись земли, она превратилась в девушку, которая столкнулась с парнем и сбила его с ног. Из её прически выпала заколка-сердечко. Темные волосы распустились и окутали плечи, как шаль. Её тонкие и длинные ноги в туфельках с заостренными носами напоминали стрелы. Девушка засмеялась:

— Я сногсшибательна!

Парень, не обратив на подарок Амура внимания, вскочил с земли и скрылся в толпе.

— Подожди, ты выронил блокнот! — крикнула девушка, но никто не откликнулся. Пожав плечами, она раскрыла тетрадь. На первой странице была только подпись:

«Ник»:  большая «Н» и маленькие остальные буквы, слившиеся в волнистую линию.

«Интересно, Ник — это его имя?» — подумала Стрела Амура и перевернула страницу:

«5 мая.

Она кажется мне ангелом в своем белом платье. И в то же время меня словно прожигает изнутри, когда я вижу её!

7 мая.

Сегодня я «проводил» её до дома после работы… Просто шел хвостом. Наверное, это выглядело нелепо.

10 мая.

Специально хожу в места, где могу её встретить. Но никак не могу решиться познакомиться.

11 мая.

Услышал, как кто-то обратился к ней: «Мелиса». Странное имя! Так называется растение-снотворное. Но из-за этой девушки меня мучает бессонница.

12 мая.

Мелиса, Мелиса, Мелиса… Её имя весь день крутится у меня в голове, как песня.

15 мая.

Я не сплю по ночам, но вижу один и тот же сон.

30  мая.

Жаль, она меня не замечает. Я бы хотел не думать о ней. Иногда мне кажется, что я болен неизлечимой болезнью, с редким названием: Мелиса»

— «Она кажется мне ангелом в своем белом платье», — повторила Амура и с досадой откинула блокнот. Стрелами проносились в её голове колкие мысли. Незаметно подкравшийся вечер раскрасил всё в тоскливый голубой цвет. На одном из домов зажглись белые буквы: «Никитский банк».

— Ник… Никита? — пробормотала Амура и перешла дорогу. Но и там указатели дразнили её: «Большая Никитская улица», «Никитский бульвар».

— А может, Николай! — выдохнула девушка и стрелой понеслась вперед. Сердце её бешено колотилось, сердцебиению вторил стук каблучков. Но вскоре стук прекратился, словно сердце замерло. Амура остановилась у стрелки: «Площадь Никитские ворота». Она резко развернулась и пошла в другую сторону, больше не глядя на указатели. Улочки становились всё уже, дома окружали всё плотнее — наконец, девушка зашла в тупик. Со стены на неё нагло смотрела табличка: «Никитский переулок». Амура огляделась и увидела зеленый куб высотой ей по пояс. На всех его гранях росла трава, а на одной из них зияла черная дыра. Девушка заглянула в неё и с удивлением обнаружила бесконечно длинную винтовую лестницу. Она вела куда-то вверх, где весело подмигивали разноцветными огоньками буквы: кафе «Седьмое небо».

Амура наступила на первую ступеньку, но ступенька откололась от лестницы и стремительно полетела вниз. Девушка приземлилась на ноги; резкий толчок волной прошел через всё тело к голове и отдался болью в висках. Она увидела огромную картину на стене и вздрогнула, как от резкого крика. Ей показалось, что она находится внутри штормовой волны, в круговороте брызг и клочьев пены, среди хаоса воды и ветра.

«Я погрузилась в свои переживания с головой, эмоции захватили меня, как разрушающие волны… Внутри меня шторм! А ему нужен этот ангел в белом платье, не я», — подумала Амура. Вдруг она услышала скрежет железа. Оглянувшись, она увидела на стене люк. На нём чернела надпись: «Добро пожаловать на дно». Люк распахнулся; изнутри повалил густой дым. Амуру охватило беспричинное веселье, и она вошла в кафе. Люди за столиками истерически смеялись, внезапно вскакивали с места, странно размахивали руками. На рояле играл суетливую мелодию грузный мужчина. Казалось, он прогнулся под собственной тяжестью. Какой-то парень танцевал с воображаемой партнершей. Он нелепо топтался на месте, обнимая воздух. Амура самоуверенно прошла через весь зал, стреляя глазами по сторонам. Но никто не обратил на неё внимания.

«Что-то со мной не так! — запаниковала Стрела Амура. — Мои амурные чары не действуют!» Ей показалось, что она стала совсем маленькой, а зал раскинулся на десятки километров. Она опять вспомнила Ника и с сарказмом усмехнулась:

— Я сногсшибательна!

Вдруг вдалеке она увидела Его. Худой парень — сутулый, как вопросительный знак, растерянно оглядывался по сторонам. Все его существо выражало недоумение. Он пробирался к выходу. Стрела Амура пустилась за ним. Они столкнулись в дверях, и парень что-то обронил. Девушка подняла пластиковую карточку и прочитала на ней: «Victor Niktoshin».

— Никто кредитку не потерял? — засмеялась Амура. Но парень уже куда-то исчез. Она вышла из кафе. Свежий воздух волной ударил ей в лицо. Туман заполнил улицу, как море. Из облачной пены выплыла девушка в белом платье. За ней шел хвостом худой сутулый парень. Стрела Амура подлетела к нему и протянула карту.
— Это не моё, — рассеянно сказал Ник.
— Но я видела, как ты обронил её, когда выходил из кафе!
— Не был я ни в каком кафе! Вы меня с кем-то путаете, — раздраженно ответил Ник и отвернулся. Он тоскливо смотрел в сторону, где силуэт девушки в белом платье растворился в дымке. Амура пошла прочь. Она блуждала по лабиринту дворов, пока не наткнулась на дом с вывеской: «Никитский банк».

Моросил дождь; на дороге, перечеркнутой отраженным лучом светофора, валялся заплаканный блокнот Ника. Амура подняла блокнот; на листе, перечеркнутые подтеками буквы ускользали от неё, как Ник. Она выловила несколько уцелевших слов в размытых строчках: «ангелом… проводил… познакомиться… Мелиса… сон… болезнью с редким названием: Мелиса».

— Девушка-снотворное, — усмехнулась Амура. Она вырвала страницу. На неё уставилась большая буква «Н» с хвостиком.

— Я дар Амура, а ты спишь и не видишь! — крикнула она.

Еще раз взглянув на стертые водой записи, Амура мысленно обратилась к Нику:

«5 мая.

Я не ангел. Но я могу научить тебя летать.

7 мая.

Если бы ты проводил меня до дома, я бы пригласила тебя на чашечку кофе.

10 мая.

Ты не можешь решиться познакомиться — и вот сейчас это делаю я!

11 мая.

Мне не нравится странное имя «Мелиса».

12 мая.

Ник, Ник, Ник… Твое имя преследует меня везде, Никтошин Никтор.

15 мая.

Ты живешь, словно во сне. Грезишь образом в своей голове, а с реальной девушкой познакомиться боишься.

30 мая.

Твоя болезнь, с редким названием «Мелиса», пройдет — когда этот ангел выбросит своё платье, как белый флаг».

Девушка швырнула блокнот в черную лужу. В её душе бушевал шторм; мысли набегали, как волна приходит за волной. Погрузившись в себя, она не слышала пронзительный, как крик чайки, скрип тормозов. Туман разрезали золотые лучи мерцающих фар… Амура почувствовала толчок, в глазах у неё запрыгали мелкие желтые точки. Душа вылетела из тела стрелой и устремилась к облакам — но, пролетев немного, начала стремительно снижаться. Коснувшись земли, стрела снова взвилась к небу — и снова упала. Душа металась между небом и землей — а на дороге лежала девушка. Темные волосы накрыли её лицо, красное платье обнажило ноги, тонкие и длинные, словно стрелы.

Абзац
comments powered by Disqus