Риватту

Пауши Лемну — коренной карел, который пишет стихи на русском языке. Пишет о любви к Карелии и ее жителям, об истории северного края. Считает себя поэтом-примитивистом. Читайте в новом выпуске литературного проекта «Абзац».

Пауши Лемну

Пауши Лемну. Фото из личного архива автора

Нет упоенья…

Чайка стремится все выше и выше,

Ветер извечный тревогу не слышит.

Птица кричит, призывая волну:

– Дай же на миг я тебя обниму!

 

Крылья крикуньи ласкают раздолье,

Тут вдохновенье и вольная воля,

Тут и посылы гнетущей судьбы –

Как же мне жить без заветной борьбы?!

 

Нет упоенья в нетронутых скалах,

Нет и зари на убогих развалах.

Лучше летать над звенящей волной,

С ветром в обнимку – стихией родной.

 

Ветер затих. И какое-то время

Чайка летала, смеялась  и пела.

Но без порыва нет в сердце огня:

Что же, волна, я навеки твоя!

 

 

С возвращением на еловый берег

Долгий путь по кижских шхерам

До родного бережка.

Тянет к предкам, к сущим верам,

В скит поклонного божка.

 

Парус ветром заклубился,

Взгляд суровый смотрит вдаль.

Где родился – пригодился:

Ждет бревенчатый причал.

 

Лает пес, хвостом виляя,

Ждет кусочка на прокорм.

Бабка, с горем ковыляя,

Вспоминает бывший шторм.

 

Прикоснулся к брегу странник.

Пригубив с ковша воды,

И сказал: – Готов ли манник

Для гулящей слободы?

 

Сын вернулся, слава Богу!

В дар привез подарков воз.

Дед, отдай волнам острогу,

Кренделя танцуй без поз.

 

Блещут шитые узоры

Пресловутых мастеров.

Поп, прикрыв окошко шторой,

Спрятал хлеб от лишний ртов.

 

Развернули девки песню,

В такт играет гармонист,

Приглашенным дюже тесно –

Непривычен громкий свист.

 

Ночь июньская настала,

Пыл веселья приутих.

Хмурь народная сбежала,

Рассказав про этот стих.

 

– Надоело мне все это! –

Закричал в сердцах Архип, –

Так промчится мигом лето,

С ним, считай, и я погиб.

 

Не успеешь насладиться,

Все кругом как дивный сон.

Мне бы духам поклониться

Да земле отдать поклон.

 

Причитает мать-старуха:

– Ты куда, родимый мой?

– Давит душу дом-клетуха,

Манят брызги за кормой.

 

Будоражит кровь пучина,

Плес безбрежный рассудил,

Бесконечная рутина,

Этот путь добавит сил.

 

Что ж, кормилец, наш кормилец,

Запевай обрядный стон,

Пропусти на милость, Свирец!

Бей, звонарь, свой перезвон!

 

 

Риватту

Кудри вьются, сети шьются

Из березовых волос,

Хорошо хвосты плетутся

У того, кто сутью прост.

 

Затянули гармонисты

Старый танец риватту,

Напрягись, Егор ершистый,

Разворачивай стопу.

 

Приглашаем на гулянье

Всяких профилей вождей,

Кстати, братцы-хайколяне,

Ждем и вас среди гостей.

 

Адрес тот же, где южнее,

На равнине средь лугов,

И, пожалуйста, смелее,

Не жалейте каблуков.

 

Волны бьются, брызги трутся

Из затерянных глубин,

Зря лихие бредни рвутся,

Край давно во всем един.

 

Раздаются птичьи трели,

Тут и там слышна молва,

Слава вам, седые ели,

Славься, божья синева!

 

Дело движется к развязке,

Неспокойно мужикам,

Им бы вместо сена ласку

Да задать узор мечтам.

 

Стало тихо среди ночи,

Птицы смолкли до утра,

По реке плывет веночек,

Умиляя комара.

 

Степи с Олли скромно встали,

Отряхнули дремоту

И, как прежде, без печали,

Закружили риватту.

 

К дому длинная дорога,

Через горы и леса.

Не судите, гости, строго –

С вами едут чудеса.

Абзац