Псеглавец

«Просматривая старые фотографии, девушка гладила на экране лицо любимого, тонкие губы, такой родной подбородок с ямочкой, вспоминала его нежные поцелуи – и понимала, что не сможет жить с получеловеком-полуживотным». В новом выпуске литературного спецпроекта «Абзац» — фантастический рассказ от учителя петрозаводского лицея № 40 Екатерины Редькиной.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

 

Я дверь, я зверь, я ухо, я глаз,
Я швейцар между ночью и днем.
Я в этих, я в тех, я в них, я в нас,
Я в тебе и в нем.

                               Юрий Шевчук

График гастролей горел синим пламенем. Пропал Михаил Горюнов, он же Майкл Горыныч, солист группы Hungry dogs. Телефоны отключены, в соцсетях не появлялся почти месяц. Ни подруга его Наташа, ни родственники – никто не знал, куда он исчез. Хотели писать заявление в полицию, но через пять дней Наташе пришло СМС-сообщение: «Не ищите меня. Буду через два-три месяца». В общем-то, пропадал он не впервые. Бывало, Горыныч улетал к родственникам в Сибирь, к «шизанутым староверам», как он их называл. Возвращался каким-то светлым, обновленным, без привычного «железа» на лице. После поездки еще пару недель ходил, не снимая водолазки, чтобы не видно было татуировок. Обязательно привозил оттуда тексты новых песен. Но так, чтобы смылся без предупреждения, – такого никогда не было. Очевидно, что Горыныч готовил какой-то сюрприз.

Бетховен, он же Володя Севериков, в соавторстве с Майклом написал четыре новых песни, которых так ждали поклонники. Группа собиралась в студии на репетиции без вокалиста, отрабатывали новое, повторяли старое, подсчитывали убытки от несостоявшихся концертов. Близился Год Желтой Собаки, манящий Голодных Псов сытными гонорарами. Почему-то верилось, что Собака непременно порадует. Скорее бы вернулся Горыныч!

***

Легенду о святом Христофоре Майкл услышал восемь лет назад в Вильнюсе, когда их пригласили на Crezy Frend Fest.

Возвращаясь после концерта в отель, устав успокаивать пьяных, расшалившихся в автобусе товарищей, один из которых уже готов был присунуть хорошенькой поклоннице, чья грудь давно вылезла из топа, Горыныч подсел к водителю, оказавшемуся весьма словоохотливым собеседником. Когда проезжали мимо городской ратуши, Майкл заметил на консоли в ряду среди прочих необычную иконку и, конечно, спросил:

— О, еще один «голодный пес». Первый раз вижу собаку с нимбом. Чё за херня?

— Это святой Христофор, его еще называют «псеглавцем», покровитель путешественников, водителей и моряков.

Оказалось, святой Христофор есть на гербе Вильнюса, правда, с человеческой головой, потому что Синод в восемнадцатом веке запретил изображать его как псеглавца. В городе можно купить и тот и другой вариант. Кому какой нравится. «А вон и знаменитая скульптура Христофора, — водитель кивнул подбородком, — завтра можете прогуляться и разглядеть получше». Слушая вполуха легенду о святом, отвлекаясь на крики бузящих товарищей, Майкл все-таки сделал закладку в голове почитать еще о странном псеглавце, а буйное воображение тут же нарисовало в голове картинку, с помощью которой можно было обеспечить себе безбедное существование на многие годы. Это был бы фурор…

***

Человек-зебра, человек-леопард, человек-кот, человек-ящерица, зомби-бой… Каких только модификаторов своего тела не выловишь в Сети! И все ради чего? Хайпануть по-взрослому, сделать рекламу своему бизнесу, заработать денег на имидже, войти в десятку самых-самых, засветиться в Книге рекордов. В конце концов, найдутся последователи, которые подхватят идею, усовершенствуют, и родятся новые фрики. К тому же современное шоу или любой арт-проект требует эпатажа, публику надо постоянно удивлять, только так можно сохранить лучшие места в рейтинге.

Среди друзей-музыкантов многие экспериментировали над собой, что обычно привлекало поклонников и особенно поклонниц.

Горыныч всегда скромничал, совершенствуя свою  внешность. Чем проще, тем лучше. Если туннели в ушах были у всех пацанов в группе – у него не было; гроздья разнообразных пирсинг-штучек на лицах и броские цветные татухи на телах – вокалиста же они украшали весьма скудно. Гитарист Ляпа сделал себе разноцветные глаза, как у домашнего любимца хаски. На лбу «вырастил» аккуратные рожки. Ну, еще у всех были нарощенные клыки – Псы же, надо соответствовать выбранному образу.

***

Через два месяца, в сентябре, Майкл Горюнов объявился. Он обзвонил членов группы и пригласил к себе домой отмечать его преображение. Ляпа не узнал Горыныча по голосу: «Какой-то он у тебя глухой, как будто в коробку говоришь».

Дверь открыла Наташка, вся зареванная, какая-то отрешенная. В гостиной за столом, ломящимся от всевозможных угощений и алкоголя, сидел… псеглавец с голубыми глазами Майкла Горюнова. Собачья морда, покрытая недлинной рыжей шерстью, густые рыжие брови, привычный всем рыжий ирокез.

– Чё, обоссались? Как вам чудо мастеров индийской пластической хирургии?

Пасть открывалась и говорила приглушенным горюновским голосом.

– Самый большой плюс –  не надо бриться. Курить, чистить зубы, пить водку из бутылки – очень удобно. Целоваться хреново – Натахе вон не понравилось, говорит: нос мокрый, противный. Но ничего, привыкнет. Зато, ребята, бабло будем лопатой грести, я вам обещаю.

Ошеломленные музыканты обступили вокалиста, а тот, усмехнувшись, продолжил:
– Нате, считайте, все сорок два зуба европейской красавицы Вальды. Долго я ждал, пока ее машина машина не сбила. За большие деньги, между прочим.

Подруга Ляпы тронула розовеющий в раскрытой пасти язык с металлическим шариком на кончике. Майкл осторожно сомкнул челюсти:

– Не, язык мой и голос мой, Вальда бы вам спеть не смогла, если только провыть. Наливай за Святого Христофора, забудьте, кто такой Миша Горюнов…

***

«Шедеврально!»

«Круто невероятно! Христофор Горыныч, я люблю тебя!»

«Новые треки – просто бомба!», «Горыныч, нарасти еще две головы, тогда точно все ох***т!» Казалось, весь родной город пришел на концерт, чтобы посмотреть, не фейк ли фото на афишах. Билеты были раскуплены за два дня. И… ошеломляющий успех! Диски, где на обложке Горыныч разевал пасть, готовую проглотить микрофон, были сметены за полчаса, заказана новая партия. За приз – футболку с изображением псеглавца – фанаты устроили бойню, разнимать пришлось вовремя подоспевшим полицейским. Попавший в Сеть ролик с записью концерта набрал за неделю почти миллион просмотров, и предложения посыпались со всего света. До Нового года оставалось два с половиной  месяца, и Hungry dogs отправились покорять Поднебесную.

***

А Наташа осталась дома. Она никак не могла принять нового Майкла. Это ведь не пирсинг в пупке, не татуировка, которую при необходимости можно свести, и даже не наращенные для имиджа клыки. Это не маска, снимающаяся в любой момент. Это навсегда!

Просматривая старые фотографии, девушка гладила на экране лицо любимого, тонкие губы, такой родной подбородок с ямочкой, вспоминала его нежные поцелуи – и понимала, что не сможет жить с получеловеком-полуживотным. В последний раз всегда ласковый и чуткий в постели Майкл неожиданно больно вцепился зубами в ее плечо. Вскрикнув, она вырвалась и выбежала из спальни. Трясущимися руками повернула кран с холодной водой, захлебываясь слезами, смывала выступившую кровь. С каждым днем Горыныч становился злее, агрессивнее, ссылаясь на усталость после репетиций. Всё сильнее чувствовался в доме сырой, раздражающий запах псины, всё чаще девушка со страхом смотрела по утрам на спящего псеглавца, ловя себя на мысли, что ей ненавистна, до отвращения противна эта рыжая морда с тонкой ниткой слюны, вьющейся по подушке. Наташа уже не думала о ребенке, о котором совсем недавно они мечтали. Отец-пёс? Это уже слишком! На все разговоры о том, чтобы Майкл хотя бы через какое-то время вернул свой облик — «Ведь тебе и самому это когда-то надоест!» — Горюнов смеялся в ответ и начинал шутливо лаять.

А однажды схватил ее за волосы и, упершись мокрым носом в переносицу девушки, прорычал: «Не нравится, сука, я тебя не держу! Найдутся шавки потерпеливее!»

***

В Китае к Горынычу впервые пришла она. Сбив с ног мощным прыжком, она вставала громадными лапами ему на грудь, когти впивались в голое тело. Не давая дышать, человеческим голосом просила: «Отдай мою морду, Горюнов! Покайся, согрешил. Счастья она тебе не принесет. Золотой телец убьет тебя. Ты не можешь быть «Несущим Христа», ты рвач. Христос пройдет мимо тебя, ты слаб, ты его не унесешь! Отдай морду, говорю!» И собака истошно лаяла зияющей дырой в том месте, где должна была быть пасть, выла, била Горюнова по щекам когтистыми, тяжелыми, словно биты, лапами. Утром злой и раздраженный, Майкл приезжал на репетицию, зарядившись наркотой или алкоголем.

***

Тридцатого декабря предновогодний концерт давали в Сызрани. Самая раскрученная песня «New path» исполнялась  в середине программы и сопровождалась анимационным роликом на большом экране над сценой: в наряде Ивана Грозного впереди скакал на белой лошади современный правитель, а следом за ним бесшабашными всадниками неслись его опричники. С метлами и, конечно, песьими головами, притороченными к седлам. В припеве вокалист оглушительно свистел, свистел и предводитель на экране, засунув пальцы в рот. Поняв знак, всадники хватали собачьи головы. Миг, и опричники становятся псеглавцами…

В разгар представления кто-то из толпы бросил на сцену кусок сырого мяса и крикнул: «Фас!» Песня прервалась. С безумными глазами, урча, как собака, вокалист, бросив микрофон, кинулся к добыче и, стоя на четвереньках, начал рвать зубами кровавый кусок. Зрители сначала зааплодировали, думая, что эта выходка – запланированная часть шоу. Но тут же замерли, когда подбежавшего Ляпу псеглавец совсем не в шутку рванул зубами за джинсовую штанину, а затем вернулся к мясу. Сожрав добычу, Горыныч пружинисто вскочил (на боковом  экране отчетливо стало видно стекающую на черную футболку вязкую слюну), рыкнул и бросился со сцены в толпу.