Пенсия

«Вот и жизнь долетела до старости! // Шестьдесят пять лет вдруг пронеслись! // А в душе ни покоя, ни радости! // Жив ещё? Значит, крепче держись!» В новом выпуске литературного проекта «Абзац» подборка стихов Геннадия Соловьева на актуальную тему.

Мне 65 лет

Вот и жизнь долетела до старости!
Шестьдесят пять лет вдруг  пронеслись!
А в душе ни покоя, ни радости!
Жив ещё? Значит, крепче держись!
А держаться за прошлое – глупости!
А держаться за деньги – разор!
Сторонясь ностальгии и скупости,
Выхожу на заснеженный двор!
С каждым днем стали реже прохожие
Заводить разговоры про жизнь,
Будто время зависло, похожее
На унылый тюремный режим.
Подсчитав свои денежки-рублики,
Выхожу на маршрут – в магазин.
Отжимают там, словно из тюбика,
Кошелек мой, ценой поразив.
Пораженный, живу я до пенсии.
Прибавляет инфляция срок.
И несется кампания с песнями –
Это выборы бродят, как сок.

 

Дожил

Годы… Бывает жутко.
Дни и недели один.
Старческий хлебушек жуй-ка.
Дожил до самых седин.
Мыслью душа томима
Мучит такая мысль:
Не проскользнула б мимо
Даже пустая жизнь.
Что ты, страдалец глупый!
Ноги и руки есть.
Как же тому, кто тупо
Слег, и ни встать ни сесть.
Только на стенке обои,
И потолок рябит.
Дни проползают с болью,
Словно осколки судьбы.
Значит, еще не жутко.
Выйдешь на белый свет.
Солнце взошло на минутку
И полетело в снег…

 

Пенсия

Готовьтесь работать до гроба!
Пусть прибыль стекает в казну!
А пенсия – избранным проба!
Поддержим реформой страну!
Суставы, одышка, сердечко
Рабочий настрой не убьют!
Пойдут старики-человечки
В прислугу, пока не в гробу!
И будет бюджет полноценней,
Для власти зарплата взрастет.
Достигли задуманной цели –
В упряжке единый народ:
Работаешь – будет похлебка,
А кто без работы – не ест!
Тут Маркс не поможет уроком.
Тут голод – прямой интерес!
Жизнь мчится по хищным законам:
Урвал, будешь временно сыт!
И только обрыв похоронный
Одни предоставит весы!

Вдруг вспомнил о тебе

Сижу, скучаю, мерзну…
Вдруг вспомнил о тебе…
Ох поздно, поздно, поздно
Все поменять в судьбе…
Залез в свою траншею –
Жди своего конца.
И с каждым днем старею –
Теперь не тот с лица.
И нету прежней прыти –
Протопать турпоход.
Сейчас бы только выйти
Мне до своих ворот…
Сижу, скучаю, мерзну…
Тряхнуть бы стариной,
Чтоб смять тебя как розу
На простыне льняной,
Почувствовать бы гладкость
Зовущего бедра
И чтобы плоть-услада
Дрожала до утра…

В привычной роли

Порою жизнь бессмысленна до боли:
Зациклена программою тоски.
И дни идут в одной привычной роли.
Знакомо все: работа, быт, носки.
И одиночество вечернею порою
Врезается в квартирный неуют,
Как будто в рамках скучного героя
Меня для книжного героя берегут.
И рвется от пронзительного крика
Души надежда в рамках бытия.
И в памяти вдруг оживают лики,
В которых оставался чистым я.
А в одиночестве моих нет отражений,
Так одинок нам неизвестный клад.
Чтоб жить достойно и без поражений
Нам нужен лишь один любовный взгляд.

 

Хорошие карельские книги. Почти даром