Операция на открытом сердце

Юлия Граф променяла Питер на Барселону, а между стихами, прозой и музыкой выбрать никак не может. И не собирается. Новый поэтический выпуск литературного проекта «Абзац».

Ключ

Фото: pixabay.com

 

ДРУГОЙ ОГОНЬ

В этом городе светлых зданий и нависающих туч,
С именем, состоящим из сплошных согласных,
Сверкающих, как золото,
Прямых, как луч,
Твердостоящих, распространенных, властных…

Он растет, как дерево, и поэтому проспект подобен стволу,-
Переулки, и площади, и даже крыши домов — как почки…
Ты обнаруживаешь себя в забытом Б-гом углу,
В котором, тем не менее, перспектива разворачивается из точки.

Здесь на каждый твой шаг приходится две мемориальных доски —
Одна, что висит, и другая — та, которой не видно…
И вторую ты помнишь лучше, потому что твои мозги
Освещены определенным образом, как и тропа в Аид, но

Их, в отличии от нее, освещает другой огонь —
свет, в котором фотонами служат места, события, лица…
Нечто тонко исчерченное, как обезьянья ладонь,
Как фара машины, не успевающей остановиться…

 

* * *

Здесь на старых костях Петром выстроены мосты,
А над новыми — в свежем бетоне пасется трактор,
а Любовь — явление угнетающей чистоты,
имеющее, как правило, односторонний характер…

И в вербальной ёмкости Памяти, сбитой, как мессершмитт,
Под громадой финского небного одеяла,
грузится файл за файлом, и провайдер саднит,
И с каждым куском информации все яснее, как ее мало…

..и каждый кусок вгрызается, словно зубная боль,
у каждой ячейки времени — свои законы прострации,
и каждая твоя клетка закрывает собой
раны — самой разной глубины и конфигурации…

 

* * *

В этом городе — сотни оттенков и степеней пустоты,
незаметных с первого взгляда, как отливы белого цвета,
отношений валентности — тобой, не тебе, не ты…
— только в первом лице — никогда, даже в порядке бреда,

не назовет… остановишься — а назад не гляди…
С хрустом гранит сминая, Сфинкс встает на колени…
Свет сиятельной Ночи вырисовывается позади
ослепительного подножия твоей великанской тени…

Заходящие отражаются жестяные лучи
от разъятых Невою поверхностей берега, на котором
ни одна рукотворная башня не будет выше свечи, —
самой ничтожной свечки у иконы его Собора.

 

АНГЕЛУ…

С. — Ты спрашивала, кому я это написала. Тебе, дорогая…

…Память — ближе, длиннее прочерк,
В небе — яблоки многоточий,
Тонны инея среди строчек
Давят на провода…
Станем весной разбирать по камню —
Лед и боль среди прочих равных,
Кровью выступят телеграммы,
— только сойдет вода…

Сердца горестные отсчеты…
У него от такой работы —
«Вертолетик» почти до рвоты,
Голос сошел на хрип…
Между ненавистью и ленью
Мир по щучьему по веленью
Встал практически на колени,
— вслушивается в ритм…

Как всегда, потерявши — плачу!
Жизнь недодали, будто сдачу…
Объясни, Режиссер, задачу —
Может, вжилась бы в роль…
— Ну, чего тебе не хватает?
Разве Ангелы не летают?
Разве ты для них — не святая?
…новости? ну, изволь:

— Полк опять сменил командира,-
Жжем знамена и рвем мундиры;
Крамник стал Чемпионом мира,
Я продала холсты…

…нижу свои ледяные бусы…
Это такое, поверь, искусство —
Быть и Казаться, а впрочем, чувства
Как апельсин, просты…

..Помнишь, о чем я просила Стену? —
«Дети, родители, перемены…»
И доказательством теоремы
Выглядела любовь…
В Ерусалиме беседой с Б-гом
Завершилась одна дорога,
А другая — еще немного —
И началась… Тобой.

…в век городов из стекла и стали
мы так ко многому опоздали!
вышли курить, и от нас остались

вмятинки на песке…
ветки черемухи,.. три орешка,..
ключик,.. два Евро наружу решкой,
и крепко задумавшаяся пешка
на боевой доске…

Поздно
не слушаться папу с мамой,
Есть только сладкое, быть упрямой,
И с отвращением брякать гаммы
Пальцами на фоно…
Поздно.
..и вот я у самой двери..
— рай ли? нирвана? — я в них не верю.
ТЫ мне откроешь… по крайней мере —
Б-гу
не все равно.

 

ПОЕЗДА

..сны угасли мои — как умерли..
что расскажут об этом сонники?
…дождь стучит, отгоняя сумерки,
по железному подоконнику…
дни бегут, январем подкованы,
перестукивают копытами,
..фонари мои станционные,
полустанки мои забытые…

а пока вы от боли стонете,
гвозди ржавые из ладоней
вынимая зубами, — кто-нибудь
непростительно счастлив… — мало ли?
— и в другой — не нашей — истории,
распаленная и усталая,
ты шепнешь — » Расскажи мне что-нибудь!»
и укроешь вновь одеялом…
за тепло воздавая сторицей
повторяясь в оконном мороке
— я взлетала к тебе — горлицей
из камней и земли города…
я спускалась к тебе — ястребом,
невесомым и ослепительным,
и казалась земля — ясною
окрыленному победителю…

..брось мне город, как шубу, под ноги,
отследи меня, освети меня…
все мои чудеса и подвиги
без тебя не имеют имени!..
и лежат в углу, праздно скатаны,
да за стенами, да под крышами,
все мои расписные скатерти,
на которых я рельсы вышила,
(как поля вышивают — битвами..)
— проводами. шпалами. кронами —
…полустанки мои забытые…
…фонари мои станционные…

 

* * *

…Операция на открытом сердце:
ты протягиваешь мне руку..
я немного теряюсь сдуру,
но иду за тобой по кругу,
круг — законченная фигура,
от нее никуда не деться…

Ты — хороший хирург, и скальпель
так уверенно твои пальцы
останавливают в миллиметре
от аорты, от шага с крыши,
от почти невозможно выжить
на пронизывающем ветре…

Операция на открытом сердце..
если знать бы, сколько мгновений,
вдохо-выдохов, капель крови.
нелюбимых лиц по соседству,
нежеланных прикосновений —
до тебя..- я глотала Время,
и ловила его на слове,
и гоняла его по вене..
ожидание — неплохое средство:)

..знать заранее — не дошла бы!…
..я захлебываюсь твоим взглядом,
задыхаюсь, тону, зеркалю,
я и есть — тот самый хрусталик —
отражаю и преломляю
свет и воздух в одном бокале —
без вина и излишних специй..
…операция на открытом сердце..

 

МЕСЯЦ ЯНВАРЬ

Легкость внутри и твоё наслаждение,
Моё наслаждение… освобождение…

Глаз мой не зорок — изъяны заполнила
ночь… приближаюсь к тебе с осторожностью,
По сантиметру — чтоб губы запомнили,
Тебя заучили, как карту дорожную…

Месяц — январь, но поверь, мне не холодно,
Руки дрожат — не спугнуть, не обидеться,
Властью и нежностью сердце расколото,
…настежь откроемся, насквозь увидимся…

Месяц — январь, но окошко распахнуто.
Свет паутиной летает по комнате…
…за ночь — растаем, рассыплемся сахаром —

Сфотографируйте,
просто запомните…

Хорошие карельские книги. Почти даром