О том, как это бывает

Чем стихи не молитва? – рассуждает поэт Дмитрий Хамцов. И при этом утверждает, что писать начал совершенно случайно. Что из этой случайности вышло — читайте в новом выпуске литературного проекта «Абзац».

От автора: Родился в 1974 году в Смоленске. Стихи пишу случайно! Но стараюсь всегда делать это честно. Я слышал, буддисты развешивают флажки с молитвами (мантрами) на открытых пространствах — чтобы их ветер по миру разносил, на благо всех. Мне нравится мысль, что моя книга — такое пространство, ну а стихи… чем не молитва собственно. пусть разносит ветер — вдруг кому пригодится.

О том, как это бывает

Бывает — смотришь на воду, как в небо — с моста
И словно бы ветер в лицо – или это не ветер
И вдруг ты поймешь, что ты луч — у тебя нет конца
И все что ты видишь вокруг — просто кадр в киноленте

И неправда, что ты — силуэт на вселенской стене,
Ведь деревья вокруг так прекрасны в незримом движенье
И сердце поет, ну совсем как в мальчишеском сне
И, раз сердце внутри, то — какое же ты отраженье?

А бывает еще — ты выходишь под мартовский дождь
Ловишь сердца силком невозможную сладость эфира
Понимаешь – вот только сейчас ты взаправду живешь
И весь мир — это ты, хотя ты — лишь часть всего мира

А потом… вспомнишь вдруг, что мы все здесь одни,
Что в печали живем, и бредем от заставы к заставе
Что сказать… мы хотим быть всего лишь людьми
А над нами – лучи. Пусть мы будем согреты лучами…

 

Крылья

Вот и все прошло…
Ни боли, ни печали, ни зла – прошло
Осталась любовь лишь одна.
Тебе – легко.
Ты видишь нас всех — как мы есть, как в цветном кино
— и нам снится свет твоих крыльев

Вот и все прошло…
Сгорело в пепел все, что могло сгореть
И, как говорят, «все побеждает смерть»
Но вот жар —
От огней, вечно горящих в сердцах всех тех
Кто чувствует свет твоих крыльев

Вот и все прошло…
А помнишь – когда-то мы были настолько глупы
Что считали весь мир недостойным твоей любви
сейчас,
мы знаем, что мир — это ты. Однажды и мы
Почувствуем свет твоих крыльев

 

Без названия

…Между утром июня и днем февраля
недвусмысленный мост, он длиною с меня
В пенье вьюги мне слышится песнь соловья
И я счастлив…

…Здесь так тихо сейчас, этой снежной зимой,
Здесь по локоть в сугробе — полуденный зной,
Это ключ от меня. Долгожданный покой
Так прекрасен…

Так привычно назначить значенье словам
Но все просто — дверью являюсь я сам
Полно век придавать равновесье весам —
Дверь открыта…

…Ослепительно ясно. Мой вечный конвой
Мне не страшен сейчас. Тишь, великий покой
Жизнь мгновенна. Есть повод гордиться судьбой —
Копоть смыта..

Я хотел бы так многое здесь описать
Но слова обесценены, слов не собрать
Не измерить, не высказать, не исчерпать
Да и Бог с ним…

Я стал так многословен, это скоро пройдет
Летний ветер за окнами что-то поет
Ты услышишь, и сразу придет Новый Год…

С новым Счастьем!

 

Мгновения Л

Я лежу на земле под огромной лазоревой линзой,
Ощущая движенье земли и светил.
Сверху (или из самых глубин) смотрят – так, с укоризной —
Путь далек, мол, а я — все там же, где был.

Не смотрите, родные мои, я прошу – не смотрите.
Мне — из сердца приказ, мне — полынный разгон.
В вечном круге войны я, конечно же, не победитель,
Но затишье сейчас и серебряный звон

Здесь закатный шатер, здесь ключи ко всем тайнам вселенной
Здесь дыхание в такт, по ту сторону дат
Я, конечно, испорчу все это неловким движеньем —
Так уж здесь суждено. И с собой — не забрать.

Так уж здесь суждено — я забуду про эти мгновенья
В дикой пляске ума, средь слепых и глухих…
Ну а здесь — васильковый разгул, пахнет лугом осенним
Может ветер, а может быть — вздохи святых.

 

День радости

Сегодня день радости. Наш долгожданный успех.
Корицей в сердцах шепот рек невозможного мира
Мы смотрим в зенит. Это где-то напротив надира.
Мы кружимся, кружимся, кружимся… Слышите смех?

И в этой пронзительно-ясной весенней игле
Что сходу пронзает коросту и входит нам в душу
Есть что-то от смерти — от смерти скопления чуши
Есть что-то от детства, когда все было светлей

Сегодня день счастья. Довольно считать нам гроши!
Мы вновь на холме, средь цветов, в середине вселенной
Античные лисы, как, впрочем, другие растенья
Сейчас вместе с нами внимают священной тиши.

И нет сожалений о прожитых наспех годах
И нет больше тщетных раздумий о тени над миром
Мы — все это. Разом. Отныне зенит — без надира
Наш день бесконечен, мы — здесь, мы — сейчас, мы – всегда.

Абзац