Наследница любви

Во Всемирный день поэзии «Республика» в литературном спецпроекте «Абзац» представляет нового поэта. Вячеслав Отшельник всю жизнь проработал на стройках простым рабочим. После 50-ти увлекся литературным творчеством. Говорит, что сверхзадач перед собой не ставит и приветствует контруктивную критику.

Ты — часть меня

Ты – часть меня!
Ведь я живу тобой,
Ведь я дышу твоим благоуханьем
И, ослеплённый глаз твоих сияньем,
Опять смеюсь и плачу над собой.

Какая жизнь коварная игра!
Не знаешь, где найдёшь, где потеряешь,
Где упадёшь и где уже не встанешь,
Кто Магомет и кто его гора…

А ты цветёшь,
Тебя красивей нет!
И нет тебя желанней в целом свете!
Я за слова, любимая, в ответе.
Прими поближе к сердцу мой привет!

И если ты,
Когда уже умру,
Случайно вспомнишь старого поэта
И улыбнёшься втайне,
Знай, что это
Всевышнего награда мне — не вру!

Она дороже славы,
Долгих лет,
Признаний ложных, сладких песнопений,
Она дороже жизни, без сомнений,
Она одна — другой награды нет!

И я,
Уже на дальнем берегу,
Не обручённый, как теперь, судьбою,
Навечно пред вечернею зарёю
Твой образ, как икону, сберегу.

 

Персиянка

Улечу в Хорасан, — я такой…
Вот умру, и — свободна душа!
Пусть я в Персии буду изгой,
Всё равно за душой ни гроша.

Хорасан… Мой потерянный рай!
(В прошлой жизни я был Насреддин)
Удивительный, сказочный край,
Там к молитве зовёт муэдзин.

Из мечетей там горный хребет,
Силуэты дворца на холме,
А в долине — священный Мешхед,
Где не тлеет в сердцах Шахнаме.

Там небесный огонь — бирюза,
Там, как правду, любовь я постиг,
Там… задумчивой пери глаза,
Там — желанный, божественный лик…

…Не откроет она мне ту дверь,
Где обсыпан цветами порог,
Только скажет глазами: «Поверь, —
Не велел ни Аллах, ни Пророк!»

Улечу в Хорасан всё равно:
Вот умру, и — свободна душа!
Меня тянет туда так давно…
О, Аллах…
Как она хороша!

 

Палитра

Палитра бедного поэта
И не богата, и проста,
Когда ложится краска эта
На холст тетрадного листа.

В одной чернильнице ютятся
Оттенки радужных цветов;
И ненавидеть, и влюбляться
Поэт с их помощью готов.

Как будто света преломление
Сквозь призму чистого стекла,
С пера его в изнеможении
Душа нечаянно стекла.

Капелью истовой весенней
Он нам рисует этот звук:
И сердца стук, и вдохновение,
И глубину душевных мук.

 

Поэзия — наследница любви

Поэзия — вербальная душа!
А без души не может быть поэта.
Бывает, жизнь и в прозе хороша,
Вот только прозе не хватает света.
Ей не хватает жаркого огня,
Что изнутри тебя наружу рвётся:
Там сердце Прометея, плача, бьётся,
Души тепло лелея и храня.

Поэзия — отдушина души!
Ты расставаться с нею не спеши,
Чтобы потом, вставая в позу,
Не ныть, ругая жизни прозу.

Поэзия — наследница Любви!
И если нет Любви — а так бывает,
Что без неё и души усыхают,
— Тогда и нет поэта.
Се-ля-ви…

 

Прости

Прощальных слов фальшивая струна
На полузвуке вдруг оборвалась,
Потухло всё вокруг и — тишина…
Не состоялась песня, не сбылась.

А я тебе ещё не говорил,
Что с детства думал только о такой,
Что лишь тебя всю жизнь боготворил
И счастлив быть уже не мог с другой.

А я тебя ещё не целовал
И не вдыхал твой тонкий аромат,
И рук твоих в своих не согревал.
Прости, я в этом тоже виноват.

Прости, что не встречал с тобой рассвет,
Но посвящал наивные стихи
Одной тебе — хозяйке этих лет,
Которых не сосчитаны грехи.

Прости за всё: что не тебя ласкал,
И не с тобой прошёл я жизни путь,
Не для тебя родным и близким стал,
Не для тебя…
Прости…
Прощай…
Забудь…

А я ещё хотел бы попросить
У Господа
прощенья за тебя,
За то, что не могу никак забыть
Чужую женщину…
бессовестно любя.

 

Счастливый день

Ни облачка.
Какая благодать!
Цветут и пахнут травы на лугу.
Как жаль, что мне холсту не передать
Всех красок.
Но я их приберегу
Для снов своих и маленьких стихов
Во славу Красоты и Бытия,
И прошлых дней, где были Ты и Я,
И будущих простительных грехов…
Ни облачка.
Какая благодать!
Чего ещё от жизни можно ждать?
Счастливый день!
Такие вот дела.
Мне дочь сегодня внука родила!