Месяц исполнения желаний

«Пусть будет весна – обновленье и чудо – с капелью и грязью, с забрызганной юбкой. С листвою, что вырвется вдруг ниоткуда, и трелью пичужки, вернувшейся с Юга». В новом выпуске литературного проекта «Абзац» стихи Ольги Седовой — поэта со стажем.

*      *      *

Пальцы стиснула до хруста:
Не железная.
Что же ты такой весь
Сумасшедше-узкий,
Словно лезвие?
Ненаглядный, ненаслышный…
Вряд ли вспомните,
Как случайно рядом
Близко-близко
В темной комнате…
Миг – и щелкнет выключатель.
И погаснет
Темной вспышки миг венчальный,
Свет мой ясный…

 

Месяц исполнения желаний

Ты на слове меня не лови,
Ни всерьез и ни в шутку не спрашивай,
Почему на палитре любви
Выбираю нескромный оранжевый.

Заплутает у солнца в сетях
Лес – сосновый, ольховый, осиновый…
Нашей встречи волшебный сентябрь
Охра красила в цвет апельсиновый.

Кто-то ищет на небе звезду,
Кто гордится фатой с флердоранжами…
Мне готовит рябина в саду
Спелый дар горьковато-оранжевый

И крапивниц прощальный вираж,
И крапивы надломленной жжение…
Сам не знаешь ты, сколько отдашь,
Чтоб в свое заглянуть отражение

И на дне моих рыжих зрачков
Разглядеть, в затаенной их глуби,
Легкокрылышки двух лепестков,
Как ромашкины «любит-не любит».

 

Воронеж

Обернется синим шелком мая,
Утопает в золоте аллей –
Город апельсиновых трамваев
И пирамидальных тополей,

Где под гулким куполом вокзала
Ласточка прочертит свой полет,
Где глядит бесслезными глазами
Мандельштамовский червивый лед.

Там с небес стихов струится манна,
Лист янтарный
просится в балет…
Там живет моя подруга Анна,
Да не по карману взять билет.

Город, мой случайный собеседник,
Ты меня не помнишь и не ждешь.
Ворон не склюет сухарь последний,
Память не наточит к ночи нож.

Но я верю, что настанет вечер –
Вновь пройдусь по улицам твоим,
И кленовый пятипалый ветер
Челку мне растреплет, словно нимб.

 

*     *     *

В Славянске славяне стреляют в славян.
Безумен ты, брат, или попросту пьян:
За власть олигархов и чьи-то гербы
Пакуют юнцов лопоухих в гробы!

Крамольную память трясти не берусь:
Родилась от Киева Древняя Русь.
Здесь витязи бились за други своя,
Славянка махала вослед сыновьям…

Колотится сердце, как птица в горсти:
Видать, нас напрасно Владимир крестил,
Коль слово «любовь» не сумели сберечь
Ни плавная мова, ни русская речь.

На вилах и водах не сыщешь межи
Меж кровью и кровью, меж правды и лжи.
Чей – в цирке Истории – с черных страниц
Торчит жирный палец, повернутый вниз?

…Славяне стреляют. Дымит и горит.
От ужаса жмурятся Щек и Хорив.
И в быстротекущие воды Днепра
Слезы роняет
Лыбедь-сестра.

 

* * *

Пусть будет весна – обновленье и чудо –
С капелью и грязью,
с забрызганной юбкой,
С листвою, что вырвется вдруг ниоткуда,
И трелью пичужки, вернувшейся с Юга.

Пусть будет весна – с этим праздником глупым,
С дежурной мимозой и пресной улыбкой,
Извечным гаданьем: останешься любым
Иль в прошлое канешь досадной ошибкой.

Не тронь, не разрушь, не изрань понапрасну
Нелепую страсть и безумную нежность:
Вот, видишь – весна… Это утро прекрасно.
И где-то проклюнулся первый подснежник.

Хорошие карельские книги. Почти даром