Маленький городок

Маленький городок — // Чуть покрупней села, // Мало к тебе дорог — // Много в тебе тепла! В новом выпуске литературного спецпроекта «Абзац» стихи Вадима Бакулина — о Карелии, иван-чае и мамином крылечке.

К Северу по России

Сибирской силы холода —
Не помню я морозов круче!
Вдоль трассы хаты в два ряда,
А за дворами лес дремучий.

В лесу — чернеющий погост,
Нет ни лыжни к нему, ни тропки.
Плетень худой горбат и прост.
Докучливо кричат сороки.

Не видел выше я берёз.
Берёзы здесь врастают в небо.
Всё едем, едем… Сотни вёрст —
Бескрайний лес под тучей снега.

Окрест небес разлита грусть…
Здесь почему то неизбежно
Россию называют – Русь,
Так гордо, трепетно и нежно!

Маленький городок

Маленький городок,
Чуть покрупней села.
Спит подо льдом ставок,
Дремлет во льду ветла.

Улочками пройдусь —
Ветер в ушах свистит.
Древнюю пряча грусть,
Город февральский спит.

Тусклого фонаря
Подслеповатый взгляд.
Радостный свет даря,
Звёзды в ночи горят —

Вечные янтари!
Видно ли их в Москве?
Что ты не говори,
Здесь ещё прошлый век.

Воздух прозрачен, чист,
И ни души вокруг.
Сквозь тишину звучит
Поезда ровный стук.

Сказочно серебрист —
Ветер спешит за мной.
Крыши нарядных изб
Выбелены луной.

Маленький городок —
Чуть покрупней села,
Мало к тебе дорог —
Много в тебе тепла!

Карелия

Карелия, Карелия,
Земля моих отцов.
Сегодня на колени я
Встать пред тобой готов.

Перед твоими взгорьями
Я голову склонил —
Славянскую и гордую.
О гордости забыл.

Люблю тебя Карелия,
Окраина души,
С отрогами и мелями,
Озёрами в тиши,

И ягодами дикими:
Брусникой кровяной,
Да царской княженикою —
Рассветно-наливной.

Божественную рукопись
Читаю в тишине:
Лесов живую звукопись
Доносит небо мне,

Трепещущую, звучную,
Сводящую с ума,
И льётся песнь над кручею:
«Jumal, Jumal, Jumal!»

Карелия — суровая
Лесная акварель, —
Сольюсь с тобой, грозовая
Небесная купель.

Карелия, Карелия, —
Любить тебя, позволь?!
И небо потускнелое,
Печаль моя и боль.

Перед твоими реками
Рыдают облака.
Где опускаю веки я —
Проносятся века,

Перевод с карельского: Jumal, Jumal, Jumal — ( Бог, Бог, Бог! )

Космея

Синий, фиолетовый, лиловый —
Всё цвета мечтательной космеи,
Горсти звёзд рассыпаны в аллее;
Отголоски августа былого.

Во владеньях осени багряной
Нет цветов печальней и милее.
Я космею тронуть не посмею,
Сада красоту губить не стану.

Срежешь длинношеюю космею —
Сразу она голову опустит,
Заболев необратимой грустью;
А цветник погаснет, опустеет.

Космос — так в народе называют
Этот звёздный цветик — семицветик.
Странно, если кто-то не заметит
Взгляд космеи, — тот любви не знает!

Вечерний автобус

Автобус вечерний.
Маршрут двадцать пятый.
За окнами тени
Деревьев распятых.

И музыки громкой,
попсовой, блатной,
Любимой народом,
Разносится вой.

Мелькание курток,
Плащей и пальто,
И не улыбнётся
Друг другу никто.

Бьёт дождь по стеклу,
Сон осенний даря.
Представить нельзя,
Что конец декабря.

Какой Новый год?
Тут Венецией веет.
И ветер влетает
В открытые двери.

Эх как бы, рвануть бы —
Из этих широт
В открытое море,
И полный вперёд!

Пусть к дальним, автобус,
Несёт берегам,
На Северный полюс,
Навстречу снегам!

Снега

Снега. Снега. Снега…
Стальных столбов кресты.
Речные берега
Суровы и пусты.
Поют ветра, поют…
Метёт метель, метёт…
Декабрьский неуют —
Под високосный год.
И нет на мне креста,
И холодеет кровь;
Душа, как сон, пуста.
Утрачена любовь…
Расколота, как лёд,
За несколько минут.
Метёт метель, метёт…
Поют ветра, поют…

Ледяная даль

В инее ковыль душу холодит.
Строго здесь и жутко, и красиво.
У крутого рва кроткая стоит,
Ледяная сгорбленная ива.

Ледяная даль. Полые холмы.
Небеса суровы и могучи.
Тучи, точно сталь… Месяц — до зимы,
А морозы яростны и жгучи.

И ветра свистят, покорить хотят
Нрав железный здешнего народа.
Только степняков, нас ничем не взять,
И такой же силы здесь природа.

Скоро декабря подоспеет срок.
В край родимый ты приедешь снова.
Оренбургский сняв ласковый платок,
Угостишь ли чаем чабрецовым?!

Иван-чай

Небесной печалью расцвёл иван-чай,
И шепчет отчаянно: «осень встречай!»
Трепещут на ласковой глади реки
Беспечные звёздочки, как светляки.

Болотная птица кричит в камышах.
Пройду стороною, не буду мешать.
Не хочется песню её нарушать.
Так птица рыдает, что рвётся душа.

Тревожное время — цветёт иван-чай.
Мы как то расстались с тобой невзначай.
Надежды единственной стёрты следы.
Лишь птица рыдает у стылой воды.

Однажды реки повернутся вспять

Однажды реки повернутся вспять,
Переборов течение любое…
Борьба за жизнь… Здесь силы не отнять.
Мне на чужбине не найти покоя…

Плыву назад, на берег мой родной,
Где отчий дом, и на крылечке мама,
Зовёт меня и машет мне рукой.
С течением борюсь, плыву упрямо.

Свет маминой улыбки близко так,
И запах яблок, посланных из Рая.
Но вот несёт река меня во мрак,
Всё дальше, дальше от родного края.

Река, река, верни меня назад,
Не задуши волной, по крайней мере,
Верни душе душистый Райский сад,
А если можешь, вынеси на берег!