Измени свою жизнь

В конце февраля весь мир отмечает День редких заболеваний. К этой дате «Республика» публикует рассказ читательницы Натальи Лакомкиной о том, как болезни — свои и чужие — могут и должны изменить нашу жизнь.

В конце февраля весь мир отмечает День редких заболеваний. К этой дате «Республика» публикует рассказ читательницы Натальи Лакомкиной о том, как болезни — свои и чужие — могут и должны изменить нашу жизнь.

Рассказ

«Почему ты хочешь изменить свою жизнь?» — неожиданно к ней обратился мужчина, сидящий напротив. «Почему Вы решили, что я хочу что-то изменить?» — удивилась Яна. «Чем ты готова пожертвовать, чтобы получить новую жизнь?» – повторил собеседник, как будто не слыша ее вопрос. «Я готова поменять все в своей нынешней жизни», — не задумываясь, ответила Яна.
«Какой странный сон», — подумала Яна, проснувшись, и сразу забыла о нем. День был расписан по минутам: утром – медицинский осмотр, днем — важные встречи с авторами, фотографами, рекламодателями, а вечером – встреча с одноклассниками.

Флюорографическое обследование Яна проходила каждый год, поэтому, не волнуясь, ждала результата, который выдают сразу после процедуры. У нее неприятно засосало где-то в области желудка, когда медсестра пригласила ее в кабинет. Врач показал ей снимок и сказал, что у нее обнаружены «небольшие потемнения в области легких» и ей придется пройти дополнительное обследование в онкологическом диспансере.

«У меня рак?» – единственный вопрос, который выдавила из себя Яна. «Диагноз ставить рано, дополнительное обследование покажет» — ответил врач, пряча взгляд.

Отменив встречи в офисе, Яна ехала домой и обдумывала план действий. Она была из числа тех везунчиков, которым всегда попадался легкий вопрос на экзамене, которые всегда первые приходили на прием к врачу. Она легко плыла по течению жизни, не встречая больших жизненных преград, в каждом препятствии она видела возможности и умело их использовала. После университета она легко получила работу помощником редактора в солидном автомобильном издании, где познакомилась со своим мужем Игорем. Затем она устроилась главным редактором известного интернет-журнала о моде. Учредителю понравился ее профессиональный опыт и предложения по развитию издания. Она получила интересную работу, гибкий график и хороший оклад. Игорь был соучредителем модного журнала про автомобили. Дела журнала шли в гору и приносили хорошие дивиденды. Они были ровесниками и в свои 30 лет имели все, что только могли желать их сверстники. Они построили комфортную квартиру в квартале элитной застройки с видом на парк, у каждого из них был автомобиль премиум-класса, они много работали и мечтали о долгой и счастливой жизни. Только Яну не покидало чувство, что она упускает что-то важное в своей жизни. Она понимала, что ее жизнь могла быть другой, но не знала, что именно ей надо изменить. И вдруг – новость, которая перевернула все с ног на голову. Она больна, у нее, возможно, рак.

Яна решила ничего не говорить Игорю, пока не узнает точный диагноз. На следующий день у нее была назначено дополнительное обследование в онкологическом диспансере. Доктор был моложе Яны на несколько лет и производил впечатление человека, который впервые в жизни видит пациента и не знает, что с ним делать. Пройдя ряд медицинских манипуляций, Яна с тревогой ждала заключения врача. Она сидела в коридоре на обшарпанном диване, обтянутом серым дерматином и видела свое будущее таким же серым, унылым и обшарпанным, если диагноз подтвердится. Рядом с ней сидела девушка ее возраста, но выглядела она лет на 50: тусклые ломкие волосы, серая кожа, впалые щеки. Она тоже сидела в ожидании приговора, но ее, казалось, он мало волновал. Ее мысли были заняты чем-то другим. Вдруг она встала и нетвердой походкой пошла прочь. «Девушка, вы куда? Вам нельзя уходить», — кричала ей вслед медсестра. Но та ускорила шаг и покинула здание.

«Вот, если мне тоже встать и уйти, и забыть об этом кошмарном сне…» — пронеслось у нее в голове. И тут она услышала голос медсестры: «Ветрова, пройдите, в кабинет 302». В кабинете сидели несколько врачей. Её удивило, что доктора, который её обследовал сегодня, не было. Все, что она запомнила — фраза-приговор «рак легких последней степени, метастазы в стенках легких, длительная химиотерапия, срочная госпитализация».

Она кивала головой как китайский болванчик, пятясь к двери, а потом выбежала на улицу. У нее кружилась голова от майского воздуха. Она решила, что не будет тратить драгоценное время на то, чтобы травить себя лекарствами. Она знала, что скоро умрет, и решила провести эти считанные недели так, как она хочет.

Дома она затеяла генеральную уборку. Обычно к ним приходила женщина, которая помогала им по хозяйству. Но ей хотелось самой навести порядок, и выбросить ненужный хлам. Уборка для нее была одновременно психологической разрядкой и эмоциональным очищением. Яна собрала в большие черные мешки вещи, которую она надевала всего один раз, отнесла хлам на помойку и, удивительное дело, почувствовала себя гораздо легче. Разложив любимые вещи, книги, журналы по полочкам, она привела свои мысли в порядок и успокоилась. Она решила никому не говорить про свою болезнь, чтобы не омрачать свои последние дни жалостью и сочувствием. У нее был свой план.

На следующий день она уволилась, объяснив учредителю, что переезжает в другой город. Имея опыт работы с интернет-ресурсами, она решила создать сайт помощи детям, страдающим онкологическими заболеваниями. Вся социальная сеть пестрела фотографиями больных детей и объявлениями о помощи и сборе денег. Она всегда с недоверием относилась к таким объявлениям, считая это надувательством жалостливых соотечественников. Она сама никогда не жертвовала, уверяя себя, что когда-нибудь она это обязательно сделает.

Игорь поддержал ее новый проект и помог ей с техническими вопросами: разработкой и регистрацией сайта. Яна занялась сбором средств и поиском детей, которым нужна помощь. Она кропотливо собирала информацию, внимательно проверяла историю каждого ребенка, прежде чем публиковать ее на сайте. Она встречалась с каждой семьей, общалась с несчастными родителями. Интернет-благотворительность, не регламентированная законом, оказалась прекрасным полем деятельности для злоумышленников. Убитые горем родители готовы были довериться каждому, кто обещал хоть какую- то помощь, и часто становились жертвами мошенников.

Затем она приступила к самому сложному. Сначала она обратилась к своим знакомым, среди которых было немало обеспеченных людей, способных пожертвовать несколько десятков тысяч рублей, не стеснив себя в расходах. Она не сомневалась, что соберет первый миллион за несколько дней. На практике все оказалось иначе. Никто не верил, и никто не хотел бросать свои деньги «на ветер». Ей пришлось убеждать, умолять, манипулировать. За первый месяц она собрала 100 000 рублей, половину из которых выделило издательство Игоря. Это был тупик. Она не знала, что делать дальше.

На помощь пришли подруги Лиза и Лена, живущие за границей. Они помогли с переводом сайта на английский и немецкий, развернули активную рекламу сайта среди эмигрантской общины. За первые две недели после запуска европейского проекта, они собрали 100 000 евро. На собранные деньги Яна оказала помощь первым детям: отправила 2-летнего Мишу на операцию в Швейцарию и оплатила курс дорогостоящей реабилитации для 16-летней Марины.

Она с головой ушла в свою новую деятельность и забыла про свою болезнь. В какой-то момент она поняла, что чувствует себя хорошо, а ведь прошло уже два месяца, как ей вынесли страшный приговор. Она чувствовала себя здоровой и очень счастливой.

Однажды утром она почувствовала легкое головокружение и тошноту. «Все, это конец. Врачи предупреждали, что это первые признаки обострения. Но я не могу умирать, дети нуждаются в моей помощи», — думала Яна, принимая утренний душ.

Каждое утро начиналось одинаково — она просыпалась, бежала в туалет, с трудом заталкивала в себя завтрак, одевалась и совершала утреннюю пробежку. И, странное дело, к обеду она чувствовала себя лучше. Яна не понимала, что с ней происходит, она продолжала работать и помогать детям, запрещая себе думать о болезни. Увидев на улице беременную девушку, она вспомнила, что последние менструации у нее были после того страшного дня, когда ей объявили приговор. На ослабленных ногах она с трудом добралась домой, и сделала тест. Две яркие полоски на белой бумажке (что может быть лучше для здоровой девушки, мечтающей о ребенке?). Радость, удивление, беспокойство, и СТРАХ переполняли ее. «Как это могло случиться? Может я выздоровела? Ведь случаются чудеса», — размышляла Яна по дороге к гинекологу. «Нет, я видела своими глазами снимки моих легких, этого не может быть».

«Дайте, пожалуйста, карточку Ветровой Яны Александровны, улица Северная» — обратилась Яна в регистратуру. «Какой год рождения? На улице Северная живут две Ветровых Яны Александровны», — уточнила сотрудник женской консультации.

Смутная догадка промелькнула в голове. Яна вспомнила больную девушку в онкологическом диспансере, ее неожиданный уход, поняла, почему не было ее доктора в кабинете. Постепенно в голове нарисовалась картина того, что произошло на самом деле.

«Яна Александровна, Вы беременны и здоровы. Вы не рады?» — пожилой доктор-гинеколог смотрела на нее с участием, пытаясь понять, что же тревожит эту молодую девушку.

«Я очень рада, Вы даже не представляете, как я рада», — ответила Яна, набирая номер Игоря. Он должен первым узнать, что скоро станет папой.