Из сборника «Секс-символы Перевалки»

«Так судьбе было угодно, чтобы большую часть определенного отрезка времени я проводил на Перевалке. И это чудное время помогло мне увидеть город в городе, привычных и непривычных людей одновременно». В литературном проекте «Абзац» — миниатюры от Юсси Яскеляйнена для «приятного чтения и своеобразного понимания».

Подземный пешеходный переход под железной дорогой

Подземный пешеходный переход под железной дорогой на Перевалке. Фото: ИА «Республика»

Так судьбе было угодно, чтобы большую часть определенного отрезка времени я проводил на Перевалке. Я словно по судьбе был связан с этим местом. И это чудное время помогло мне увидеть город в городе, привычных и непривычных людей одновременно. Мне довелось наблюдать, подслушивать и подсматривать за происходящим «неперевальскими» глазами и ушами.

Знакомимся с родным городом, его обитателями и географическими точками заново. Приятного чтения и своеобразного понимания.


 

— Что это за нагромождение у тебя на складе?
— Это не нагромождение, а Сулажгора.


— Подайте, пожалуйста, вот этот коньяк!
— Пожалуйста! С праздниками вас!
— (Глядя на бутылку) Ох, эти праздники! Когда они уже кончатся?


— Зачем ты покупаешь эти бичики? Сплошная гадость. От них желудок болит!
— Так они же по скидке!!!
— По скидке? Надо и себе взять.


— Простите меня за мой внешний вид!
— С кем не бывает!
— Не бывает. Юсси, как бы вы сами выглядели, если бы жили последний месяц?


— Зая, найди мне водку!
— Сейчас поищу!..
— Нашел!
— А теперь, зая, ты уходишь со мной…


— У вас остались силы? Как ваше самочувствие?
— Как я могу себя чувствовать, когда Перевалка спивается?


— Как ты думаешь, почему цыгане так себя ведут?
— Это такой образ жизни!
— Я понимаю, но не пониманию…


Рабочий день шел к закату, когда я вышел на улицу, чтобы поговорить по телефону.
Набрал. Общаюсь.
Мимо проходивший мужчина остановился в метре от меня и пристально смотрел в глаза. Наконец я не выдержал напряжения, отставил телефон и сказал:
— Простите, я разговариваю.
Мужлан минуту стоял в таком же положении и с таким же взглядом. Затем сказал:
— Простите, я молчу.
И ушел.

Наша война - Вставай на лыжи