Благополучным людям

Максим Стрежный посвящает свои стихи не мифическим, а вполне конкретным женщинам: Наталье Д., Анастасии М… Тяга к определенности у автора, возможно, от его профессии. В новом выпуске литературного проекта «Абзац» — творчество физика-ядерщика.

Максим Стрежный. Фото из личного архива автора

Максим Стрежный. Фото из личного архива автора

Наталье Д.

Странно, что я возвращаюсь к вам

Со дна бутылок, огней реклам,

Постелей умелых продажных дам,

Попыток расставить все по углам.

 

К вам — на другом окончании слов,

Автобусов, глобусов, проводов,

Неузнанных мною счастливых снов,

Сходящих, как мартовский снег, городов.

 

К вам — из пространства, где, что ни ткни —

Руки по локоть уходят в гниль,

Даже когда, пригасив фитиль,

Шаришь уже по своей груди.

 

К вам — ради текста из пары фраз,

Из коих можно скроить запас

Тепла и прочности на сейчас,

На вдох, на день… И в который раз

 

Черпнуть упрямства, задев за дно,

Ума, постоянства, и, взяв пальто,

Все-таки двери открыть — а то

Ночью хотелось шагнуть в окно.

 

После пожара

Становится тише, тише…

Ни жара уже, ни рева,

И я — это странно — слышу

Листвы за окном переборы.

 

Сквозь дым проступает небо —

Холодный хрустальный панцирь,

Рядами встают из пепла

Аллеи, кафе, кинотеатры.

 

И ветер осенний нижет

Меня на метро — со всеми.

Но больше не больно, слышишь?

Мне просто никак, ты поверишь?

 

Лишь вечером темным, стылым

Я руки тяну — согреться

Туда, где все бьется жилка,

Не веря пришедшей смерти.

 

И искры летят и тают,

И что-то очаг все кормит.

Но пламени не хватает

Мне даже набрать твой номер.

 

Анастасии М.

Оранжевый лоскут осенним тротуарам

Под пленкою дождя — избитый контрапункт,

Но поместивший первым рисунок этот в раму,

Знал цену чудесам, и был отнюдь не глуп.

 

Я понял это вдруг, в окошке провожая

До серой остановки художницу в пальто

Из солнечного блика на гроздьях винограда,

Что даст спустя полгода прекрасное вино…

 

Чем сможет оправдать пустое место город,

Когда она уедет к проверенным морям?

Поношенной мечтой, машинным хороводом?

Зарубкой на столбе и поводом к стихам?

 

Тщета… А нужно лишь замедлить наблюденье,

В шаги ее вписаться, в дрожание зонта —

И улиц полотно меняет наводненье

На полноправье солнца — там, где она прошла.

 

***

Благополучные, с веселыми глазами,

Уютным домом, полною семьей,

Доволен кто с утра и вечерами

Гравюрой мира четкой и простой,

И устремленною вперед судьбой!

Сошлите нас на самый дальний берег.

Чтоб тишина вокруг. Прохлада и прибой.

 

Или заприте нас в огромный желтый терем,

Где стены мягкие и вид на листопад,

Всех — недопрыгнувших, со склонностью не верить,

Не встроенных в большой модельный ряд,

Недонастроенных на здешний цельный лад,

Небритых лузеров, мигрантов-одиночек,

Непатриотов, чей отличен взгляд.

 

Спишите нас на брак, поставьте прочерк,

Стеной отрежьте нас, где лаза нет,

Залейте пеной из монтажных бочек,

Чтоб ни комар… Оставьте только свет,

Нецензурированный грязный интернет,

Бумагу чистую, холсты, побольше граппы,

Изданий Бродского, Ремарка, АБС.

 

Мы тихи будем и уступке рады —

Не должно больше: дом, детей и сад.

Лишь сеять рожь. Беседовать за чаем.

И вспоминать. И от стыда сгорать.

Построим церковь и бордель опять.

Не привыкать, служить в них будем сами,

Молиться истово и ничего не ждать.

 

***

Лоснится тугой асфальт,

Желтеют огни окон.

Я осенью странно зряч.

Я осенью — будто гол.

 

Всех капель дождя не счесть,

Да сколько и впрямь считать?

Но, если есть дни — смотреть,

Они в октябре — сейчас.

 

На старых друзей, костры

Их глаз под громадой звезд.

На женщин, которых ты

Сберечь мог, и не сберег…

 

Так остро сегодня чужд

Холодным бокам машин,

Снующим по краю луж —

Под кожей у них бензин.

 

Дороже небесный шёлк,

Объявший сейчас меня,

И чудится, будто всё

Могу на него снизать.

 

Но тонкая нить дождя

Сгорает на фонаре

И бисер бежит, скользя

Меж пальцев — к листве, к траве.

 

Тем краше его узор.

Надежней, чем улиц твердь.

И ищет с надеждой взор

В его перепутьях дверь.

 

Но там только стылый дом,

Где отсвет в окне дождя,

И где по листу ползет

Скупая моя строка.